Нарспи печальных песен не забыли...

8

Есть в Янтиковском районе нашей республики село Турмыши, прославившееся как родина трех знаменитых чувашских композиторов. Одного из них — Александра Георгиевича Васильева — потомки не забудут уже потому, что он — автор национальной оперы “Иван Яковлев”. Другой — Юрий Павлович Григорьев — долгое время возглавлял  правление Союза композиторов Чувашии.  Ну а третий — нынешний председатель этой организации, автор множества песен, лауреат Государственной премии России, заслуженный деятель искусств ЧР, директор Чувашской государ­ственной филармонии Николай Казаков. В по­следнее время его имя все чаще упоминается в связи с тем, что в культурном пространстве нашей республики по­явился новый музыкальный жанр — национальный мюзикл. Лавры первооткрывателя принадлежат именно Казакову.

Заслуженный деятель искусств ЧР, директор Чувашской государственной филармонии Николай Казаков.  

— После окончания школы я два года проучился на музыкально-педагогическом факультете Чувашского пединститута, одновременно занимался у Александра Георгиевича Васильева в музыкальном училище, — рассказывает Николай Нилович. — А потом поступил в Казанскую консерваторию по классу композиции. Учился у профессора Анатолия Борисовича Луппова и самого извест­ного татарского композитора, лауреата многих государственных премий, в том числе Сталинской, Героя Социалистиче­ского Труда Назиба Гаязовича Жиганова.
В Чебоксарах работаю с 1986 года. Во времена перестройки был депутатом Верховного Совета республики. Довелось работать в комиссии по культуре, возглавляемой Атнером Петровичем Хузангаем.
Новый для меня вид деятельности позволил по-иному взглянуть на мир. Помню, когда только вернулся в Чебоксары  с мечтой о создании чувашской эстрады, обратился в правитель­ство с просьбой о выделении денег на покупку синтезаторов. А став депутатом, начал думать: что важнее для республики — купить синтезатор или построить дороги до деревень, провести телефонную связь?
— И  мечту  оставили?
— Нет. После окончания консерватории писал чуваш­ские эстрадные песни. В то время я входил в жюри многих конкурсов, и меня задевало, что в республике почему-то не принято петь на родном   языке. А хотелось, чтобы на радио и телевидении, на концерт­ных площадках исполняли чувашские песни, в клубах танцевали под национальную музыку. Тогда и возникла группа молодых поэтов,  писателей, музыкантов, болеющих за чуваш­ский язык.
Работу вели упорно, целенаправленно. Сегодня, по прошествии 20 лет, думаю, результата добились: чувашские певцы поют на родном языке. Радует, что появляются люди, которые сами пишут и исполняют свои произведения. Другое дело, что прежде чем песни попадут на радио и телевидение, нужно бы их оценить профессионалам. Должен быть художественный совет, словом, контроль.
— Кого отличаете на сегодняшней чувашской эстраде?
— На мой взгляд, выделяются Августа Уляндина, окончившая Нижегородскую консерваторию, и Вячеслав Христофоров — выпускник консерватории Казанской. Наверное, люди, имеющие специальное высшее образование, и работают более профессионально.
Хочу отметить, что  к чуваш­ской эстраде проявляют интерес в основном 30-40-летние жители республики, а вот подростки — мало. Чтобы привлечь их внимание к национальной музыке, Валентина Геннадьевна Салихова (жена Н.Казакова. — Прим. авт.), художественный руководитель творческой мастерской филармонии “Заветный час”, создала несколько лет назад подростковую эстрадную группу “Тин”. Одна из ее участ­ниц, Таня Михайлова, кстати, жительница Новочебоксар­ска, по­ступила в “Гнесинку” — музыкальную академию.  Из Чувашии, замечу, не так уж много людей окончили ее. Таня учится на дирижерском факультете. Сегодня мы думаем о возрождении подростковой группы.
— Давно вы у руля Чуваш­ской государственной филармонии?  
— Тружусь здесь с 2000 года, сначала художественным руководителем, а потом директором.
— И есть успехи на руководящем поприще?
— В последние годы ансамбль “Сявал” выступает с новой программой. Коллектив востребован, его часто приглашают, в том числе и в другие страны. Например, артисты несколько раз побывали на фестивале в Бельгии. Камерный оркестр старинной и со­временной музыки, считаю, неплохой, российского уровня. Да и в целом показатели работы филармонии очень хорошие. По сравнению с 2000 годом доходы учреждения возросли в 7 раз.
— Стезя композиторская заброшена? 
— Когда я был “свободным художником”, написал музыку к более чем 40 по­становкам всех театров Чувашии, кроме Рус­ского драматического. Даже получил Государственную премию России за музыку к спектаклю  А.Тарасова “Свет далекого счастья”. Телевизионные фильмы на республиканском телевидении сопровождала тоже моя музыка.
Сегодня времени писать нет. Хорошо бы, конечно, ответить: “После работы я пишу музыку”, но невозможно совмещать творчество с директор­ской должностью.
— В таком случае: что вы делаете после окончания трудового дня?
— Работа заканчивается ночью, ухожу в 12. Я в филармонии постоянно, с  утра. И жена при мне, и дочь. Супруга, кстати, тоже композитор, окончила Казанскую консерваторию, писала много для театра.
— Наследница пошла по родительским стопам?
— Нет. Ей 19 лет, учится в кооперативном институте, но пела и продолжает петь. 
— Филармонии досталось в наследство бывшее здание Дома политпросвещения, а потому естественно, что зал, в котором сейчас проходят концерты, не соответствует требованиям, предъявляемым к такого рода  учреждениям.  Его реконструкция предполагается?
— Да. Сегодня здесь практически невозможно проводить концерты, ведь, когда зал полон, зрителям, сидящим в зад­них рядах, не видно, что происходит на сцене.
Я очень рад, что Президент Чувашии Николай Федоров поддержал идею реконструкции здания и сказал, что в  течение двух лет мы ее завершим. Уже подписан договор и даже перечислены деньги проектной организации, выигравшей конкурс среди шести претендентов. До 29 апреля она должна сдать нам рабочий проект.
В новом здании будут два зала — большой и малый, оснащенные по последнему слову техники, а репетиционные — для симфонического оркестра, капеллы, ансамбля песни и танца — разместятся на шестом, надстроенном этаже.  
На днях я вернулся из Москвы с фестиваля композиторов “Музыка друзей”. Там в малом зале Дома композиторов видел  итальянский электронный орган.  Московские композиторы очень его  хвалили, говорили, что он лучше старинных. В наш малый, думаю, тоже можно было бы такой  поставить... 
— Светлое будущее...
— И настоящее тоже светлое: мы выиграли грант Президента Чувашии на постановку мюзикла, в основу которого положен сюжет известной поэмы классика чувашской литературы Кон­стантина Иванова “Нарспи”.
Задумка поставить его принадлежала Борису Чиндыкову — известному в республике драматургу, лауреату Государ­ственной премии Чувашии. Шел 1985 год. Тогда же я написал музыку,  некоторые песни даже  исполнялись. Но поставить “Нарспи” мы не смогли. Во-первых, не было певцов. Я ведь даже свои первые песни, не имея голоса, исполнял из-за этого сам. Во-вторых, в Чувашии отсутствовала тогда техническая база — синтезаторы,  семплеры.
Все же мы пытались по­ставить мюзикл, когда Валерий Иванов был художественным руководителем оперного театра, но катастрофически не хватало средств. Время шло, и мы уже были готовы ставить “Нарспи” на свои и спонсорские день­ги, но тут наш проект выиграл президентский грант в миллион рублей.
— И работа закипела...
— Год трудились. В середине нынешнего декабря состоялась генеральная репетиция. Я рад, что в этом проекте абсолютно все артисты молодые и поют на чувашском языке. Ставка на них дала результат — просмотр мне понравился. Да и зрителям, судя по всему, тоже.
— Где отыскали исполнителей?
— Художественный руководитель проекта — Валентина Геннадьевна Салихова. А Наташа Ильц, исполнившая партию Нарспи, еще  10 лет назад, будучи школьницей, участ­вовала в программах ее творческой мастерской “Заветный час”,  пела чувашские песни. Она окончила факультеты дирижерско-хоровой, а потом
эстрадный музыкального училища, владеет и классическим, и эстрадным вокалом.
Сетнер — ученик Ольги Малеевой, выпускник Новочебоксарской дет­ской школы искусств Саша Васильев. Мы задумывали на роли главных героев взять певцов с эстрадными голосами, а родителей Нарспи и  Тахтамана — с оперными. И осуществили задуманное. “Сваха” окончила факультет культурологии ЧГУ, я ее увидел на конкурсе в университете. В массовке занят ансамбль “Сявал”.
— Очень привлекательны в мюзикле наряды артистов. Кто их создатель?
— Известный чувашский художник Валентин Федоров. Он с радостью согласился с нами работать. 
У нас была идея рассказать историю любви вне времени и конкретного географического места. И костюмы поэтому не совсем чувашские, и танцы не такие, как в Чувашском государ­ственном ансамбле песни и танца. А  народные песни аранжированы так, что национальными не воспринимаются. Я и не ставил такой задачи, когда писал. Мюзикл, как и эстрада, — жанр вне нации. Разве песни “АББА” — это швед­ская музыка, а “Модерн Токинг”  — немецкая?
— Дата премьеры определена?
— Мы хотим приурочить ее к 100-летию создания поэмы “Нарспи”.
Светлана ИСАЕВА.