Правительство РФ повысило минимальный размер пособия по безработице

За фейк о “короне” к ответу

За фейк о “короне” к ответу Спроси юриста Верховный суд РФ разъясняет

За фейк о “короне” к ответу


0

Верховный Суд России разъяснил некоторые спорные вопросы квалификации “коронавирусных” составов при привлечении к ответственности по административному и уголовному кодексам.

 

В частности, нарушение санитарного законодательства, повлекшее смерть или причинение вреда здоровью по ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ не подлежит применению в отношении гражданина в части, предусматривающей послед­ствие в виде смерти человека. В таком случае виновника надо привлекать к уголовной ответ­ственности за нарушение санэпидправил, повлекшее по неосторожности смерть человека по ч. 2 ст. 236 УК РФ. 
Квалификация правонарушений административного или уголовного характера зависит от того, какие еще последствия наступили. Возможно, нарушение санитарных правил и не привело к чьей-либо смерти, но вред здоровью человека все же причинен, и если установлено наличие массового заболевания либо его угроза, то содеянное квалифицируется по ч. 1 ст. 236 УК РФ. В случае отсут­ствия массового заболевания и его угрозы применяется ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ.
Кстати, Верховный Суд указал, что массовость заболевания является оценочным признаком, и чтобы установить ее, нужно учитывать не только количество заболевших, но и тяжесть наступившего заболевания. Для определения масштабов заболевания суд вправе привлечь специалистов Роспотребнадзора. 
Еще сложнее с доказательством угрозы наступления массового заболевания. По мнению суда, в этом случае необходимо установить реальность этой угрозы, то есть что массовое заболевание не произошло лишь в результате вовремя принятых органами власти мер против его распространения или в результате иных обстоятельств, не зависящих от воли лица, нарушившего санэпидправила.
Также Верховный Суд пояснил, какое недостоверное “ковид-сообщение” считается фейком и за какие СМС-сообщения можно возбудить уголовное дело по ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ. Во-первых, недостоверное “ковид-сообщение” изначально не соответствовало действительности. 
Во-вторых, распространявшему фейк лицу это было достоверно известно. Доказательством ложности распространяемого факта является обстоятельство, если распространитель пытался придать фейку достоверный вид. К примеру, ссылался на компетентные источники, на высказывания публичных лиц, использовал поддельные документы (в том числе аудио, видео), либо релевантные видео-, аудиозаписи и документы, но имеющие отношение к другим событиям.
Репост фейка может быть наказуем по ст. 207.1 или ст. 207.2 
УК РФ исключительно в том случае, когда репостнувший действовал с прямым умыслом и сознавал, что размешенная им под видом достоверной информация на самом деле является ложной, и имел цель довести эту информацию до сведения других лиц. И что немаловажно, публичность распространения фейков необходимо доказывать исходя из особенностей конкретной ситуации с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств.
Таким образом, как следует из разъяснений Верховного Суда, репост “ковид-сообщений” с оговоркой о необходимости проверить информацию снижает риски уголовного преследования. 
Алена ТИМОФЕЕВА

  • 127416ec7ef.jpg