С 22 ноября изменится порядок медосвидетельствования для водителей

Особенные дети должны жить в семье

Валентина Мешкова со средними дочерьми Аней и Алиной и младшими Ваней и Ириной. Фото автораОсобенные дети должны жить в семье Бумеранг добра

Валентина Мешкова со средними дочерьми Аней и Алиной и младшими Ваней и Ириной. Фото автора


0

“Моя жизнь разделилась на до и после в день рождения третьего ребенка, дочери Анюты. Внутри я сильно изменилась, как будто стала другим человеком”, — говорит многодетная мама Валентина Мешкова. Вместе с мужем они воспитывают пятерых кровных детей и одного приемного. Их старшему ребенку 19 лет, младшему — три года. Дочки Аня и Алина — с особенностями развития.

Право жить с мамой и папой
После рождения дочери с синдромом Дауна решение принять в семью девочку с тем же диагнозом супругам показалось естественным. Прошло почти десять лет, и Валентина представить не может, какой была бы их семья без Алины, ставшей им по-настоящему родной.
— Сейчас я понимаю, что рождение дочки Анюты, а ей сейчас идет 13-й год, принесло много света в нашу семью, — продолжает Валентина. — Да, поначалу были шок, слезы. Когда она родилась, мне сообщили ее диагноз как-то нехорошо, грубо, что-то вроде “и нужен тебе этот ребенок?” Мама и так в этот момент без почвы под ногами плюс отсутствие поддержки, понятно, почему в стране было много отказов от таких детей. Надеюсь, ситуация меняется.
Одна из моих знакомых под давлением отказалась от ребенка с синдромом Дауна, но не смогла так жить и через пять месяцев забрала свою дочь из детдома. Сегодня это такая замечательная девочка, просто звездочка: и танцует, и в театре выступает! А что бы было, если бы она жила сейчас в детдоме или интернате? Эти дети должны жить в семье.
— Ваши особенные девочки тоже занимаются и танцами, и рисованием, и спортом. Почему считаете это важным?
— Анюта и Алина ходят в специальную школу, но для успешного развития им необходимы дополнительные занятия. Хочу, чтобы они как можно больше общались со здоровыми сверст­никами. Социализация для них очень важна. Глядя на других, они стремятся сделать что-то лучше, больше стараются.
Совсем не просто найти специалистов, которые хотят и могут заниматься с особенными детьми. Поэтому мы очень благодарны людям, которые идут нам навстречу. В детской художественной школе три года назад нас взяла под свое крыло педагог Лайна Охтяркина. Поначалу дочкам было сложно, а сейчас они уже хорошо различают цвета и оттенки, с удовольствием рисуют.
В спорткомплекс Алина и Анюта ходят на тренировки по тхэквондо и настольному теннису. Большое спасибо тренерам, которые занимаются с ними, к тому же бесплатно. Долго искали тренера по плаванию, скоро девочки начнут учиться плавать.
Много времени у нас сейчас занимают занятия танцами. Дочки — участницы коллектива “Солнце на ладони”, который создан в Чебоксарах для детей с синдромом Дауна. В прошлом году наши танцовщицы участвовали в благотворительном проекте “Добрая волна” Игоря Крутого. Девочки стали лауреатами, их танец вошел в программу гала-концерта, и они выступили на сцене известного казанского комплекса “Пирамида”, где дают концерты российские звезды. Это было невероятно! Когда мои дочки на сцене, у меня слезы на глазах. Когда-то я и представить не могла, что такое возможно.
Наши девочки рады любому случаю проявить себя. Это делает их счастливыми. Они вообще любят куда-нибудь ходить. Каждое утро спрашивают: “Куда идем сегодня?” Глаза блестят, скорей берут свои рюкзачки и бегут на занятия с удовольствием. И я вижу, что это дает результат: Анюта и Алина стали более раскрепощенными. Сидя дома, в четырех стенах, они замыкаются.

Приятно, когда нам улыбаются
— Что вам когда-то помогло не замкнуться в себе?
— Когда родилась Анюта, о синдроме Дауна я ничего не знала. Однажды мы поехали с ней на обследование в Москву: у таких детей часто бывают проблемы с сердцем. И зашли в благотворительный фонд “Даунсайд ап” (с 1997 года этот фонд является лидером в области оказания ранней психолого-педагогической и социальной помощи детям с синдромом Дауна и их семьям в России. — Прим. авт.). Я получила там поддержку, мне все рассказали, дали литературу. Сразу стало легче.
Когда Анюте было два года, мы начали ходить в реабилитационный центр в Чебоксарах, и там я познакомилась с другими мамами. С тех пор мы общаемся, встречаемся, поддерживаем друг друга, радуемся успехам каждого ребенка.
Раньше считалось, что все эти дети необучаемы. Но это не так. Просто таким деткам нужно больше времени и внимания для того, чтобы чему-то научиться. Да, они отличаются от нас. Но и мы все разные. И солнечные дети имеют свою индивидуальность. Например, Анюта стеснительная, не сразу идет на контакт. А Алина рада всем: проснувшись, она восхищенно встречает новый день, всех обязательно должна обнять, поцеловать. Наши солнечные девочки радуются миру и нас этому учат.
Спокойно уже отношусь к косым взглядам. Конечно, приятно, когда люди улыбаются, а не глядят искоса, торопясь уйти, словно брезгуя. Слово “даун” нередко еще используется как вариант оскорбления, особенно среди подростков. Это огорчает. Много еще в обществе стереотипов о людях с этим синдромом. Но я уверена, что особенные дети приходят в наш мир, чтобы мы учились любить и творить добро.

Большая радость
— Каким видите будущее своих детей?
— Самое главное, чтобы наши дети стали хорошими людьми. Это важнее всего. Если говорить об Алине и Анюте, думаю, их будущее во многом зависит от общества, от его готовности обращать больше внимания на детей с ментальными нарушениями. Мы, к сожалению, все еще часто встречаемся с ситуациями непринятия. Хотя благодаря Интернету знаем другие примеры: дети с синдромом Дауна чем только не занимаются: и гимнастикой, и плаванием, и в специальных Олимпийских играх участвуют. А у нас трудно пока с этим.
Важно, чтобы дети с отставанием в когнитивном развитии имели возможность выходить в люди, проявлять себя. И их родители тоже чаще покидали бы свое внутреннее пространство, они ведь тоже очень уязвимы.
Когда я лежала в роддоме в Чебоксарах после рождения сына Ванечки в 2012 году, видела, как к одной из мам, переживавшей за своего ребенка, родившегося раньше срока, приходил медицинский психолог и поддерживал ее, как только мог. Я была приятно удивлена. И мне в свое время была нужна такая поддержка.
— Многодетность стала для вас испытанием, преодолением?
— Только большой радостью. Никогда не думала, что у меня будет столько детей. Это дар Божий.
Мне интересно все, что интересно детям. Творчеством и спортом занимаемся вместе. В художественную школу ходим одновременно: пока Алина и Аня рисуют в своей группе, я в соседнем кабинете занимаюсь на уроках для взрослых. На спортивных тренировках бегаю рядом с дочками. Муж с ними вместе занимается настольным теннисом.
Мое самое любимое время — когда мы собираемся всей семьей. Неважно когда и где: на огородных грядках возимся или просто гуляем.
Трудности есть, но они бывают у всех. Например, затягивается строительство дома на участке, который мы получили как многодетная семья: не хватает средств. Но мы не жалуемся. Верим, что потихонечку все будет, все решаемо.

На фото:

Художественное творчество — одно из объединяющих увлечений семьи Мешковых. Валентина любит рисовать и рукодельничать. Говорит, началось все с необходимости заниматься с детьми поделками для детского сада и школы. А переросло в серьезный интерес и мастерское владение иглой для валяния. Работы мамы шестерых детей — шерстяные картины, игрушки, брошки в смешанной технике — излучают душевное тепло, которыми так богата сама мастерица (фотографии некоторых своих работ Валентина выкладывает в своем аккаунте в “Инстаграме” @valmeshkova_felt).

 

  • Валентина Мешкова со средними дочерьми Аней и Алиной и младшими Ваней и Ириной. Фото автора