На родине бравого солдата Швейка. Продолжение

 Староместская площадь окружена городскими домами с фасадами различных архитектурных стилей: готиче­ского, ренессанса, барокко, рококо. Ее площадь составляет около 15 тыс. кв. м. Фото с сайта praga-praha.ruНа родине бравого солдата Швейка. Продолжение Чехия Тропой туриста Прага

Староместская площадь окружена городскими домами с фасадами различных архитектурных стилей: готиче­ского, ренессанса, барокко, рококо. Ее площадь составляет около 15 тыс. кв. м. Фото с сайта praga-praha.ru

На пивном заводе. Фото автораНа родине бравого солдата Швейка. Продолжение Чехия Тропой туриста Прага

На пивном заводе. Фото автора

Чехи увековечили память нашего прославленного летчика Чкалова, назвав одну из улиц его именем. Фото автораНа родине бравого солдата Швейка. Продолжение Чехия Тропой туриста Прага

Чехи увековечили память нашего прославленного летчика Чкалова, назвав одну из улиц его именем. Фото автора

В пражском парке благоухают розы. Фото автора На родине бравого солдата Швейка. Продолжение Чехия Тропой туриста Прага

В пражском парке благоухают розы. Фото автора


0

Без пафоса
И вот после сурового привольного Вышеграда мы отправились в Нове-Место — следующий город, составляющий Прагу.
Огромная Вацлавская площадь принадлежит истории, потому что все истории происходят здесь.
В 1918 году тут была провозглашена независимость Чехословакии от Австро-Венгрии, во Вторую мировую проходили парады оккупантов, в трагическом 68-м проезжали советские танки. А в 89-м на этом месте бушевали многотысячные митинги бархатной революции. Сейчас здесь туристы, розы, шопинг, и над всем этим доминирует величественная конная статуя святого Вацлава.
Впрочем, неподалеку можно увидеть, как этот самый Вацлав, между прочим, небесный по­кровитель Чехии, в своих рыцарских доспехах сидит верхом на дохлом коне, перевернутом копытами вверх под самым потолком одного из торговых центров. В таком униженном положении конь похож скорее на какую-то корову. Но таковы чехи! Совершенно не склонны к пафосу.

ОТ ГАШЕКА ДО ГАВЕЛА
Потом мы отправились в Старе-Место, следующий средневековый город. А по дороге зашли в знаменитую пивную “У Пинкаса”. Это самая известная пивная Праги, знатоки и ценители утверждают, что пиво тут какое-то особенное. Наверное, они правы, потому что на стенах этого заведения целый иконостас из портретов знаменитых завсегдатаев — от Ярослава Гашека до Вацлава Гавела. Или каких еще великих чехов вы знаете? Так вот, наверняка они там бывали.
Лингвист Йозеф Юнгман тоже, говорят, любил здесь опрокинуть кружечку-другую. Соотечественники ценят его вклад в возрождение чешского языка и даже установили ему памятник на небольшой площади неподалеку от пивной. Возможно, добрая кружка пива как минимум не мешала словотворчеству и сочинению всяких замечательных слов типа “шлепадло” — катамаран, “блудиште” — лабиринт и “дивадло” — театр.
Старе-Место с его огромными затейливыми часами и Тынским храмом — визитка Праги. Запутанное переплетение улочек сменяет правильно спланированные кварталы Нове-Места не постепенно, а сразу, после улицы, по которой раньше проходил разделительный ров.
Почему нам так нравятся именно старые города, и, едва приехав, мы сразу мчимся в исторический центр? Вряд ли дело только в красотах архитектуры. За 13 веков своей истории Прага видела всякое. И мне кажется, что все эти сонмы людей, живших здесь, как-то уплотнили энергетику пространства. А иначе почему нас так манят старые улицы? И почему мы без учащенного сердцебиения проходим мимо сколь угодно прекрасного новостроя? Ученые еще объяснят этот феномен, вот увидите!

Не в цене дело
А на следующий день мы поехали в Дивоку Шарку — огромный природный парк, находящийся прямо в городской черте. Чехия небольшая страна, чего не скажешь про ее парки. Парки огромные, а Дивока Шарка просто необъятна.
Мы лазили по скалам, валялись на траве и ели дикую черешню. Черешня попадалась двух видов — розовая и красная и, несмотря на свою дикость, была вкусной. Еще в парке много собак, велосипедистов и детей. Все очень воспитанные и необременительные.
Мне понравилось простодушное сообщение на одном из туристических форумов: “В Праге качество еды от цены не зависит”. Поэтому, находившись по зеленым просторам, мы зашли перекусить в недорогую пивную “У козла”. Козлов тут, похоже, уважают. На каждом шагу встречаются то “Козловна”, то “У козла”, то еще что-нибудь козлиное.
В меню на чешском я выбрала знакомое слово “ризотто” и ткнула в него пальцем. Поистине роковой шаг! Знаете, есть такие огромные глубокие сервировочные тарелки, в которых обычно подают горстку салата, изящно украшенного соусом? Так вот, здесь все по-другому. Вся эта несуразно большая тарелка была заполнена курицей, рисом и сливками (с горкой). Ах вот ты какое, чешское ризотто!
Съесть одной то, чем можно накормить небольшую африканскую деревню, было мне не по силам. Видя, что я гибну, муж предательски отвел глаза в сторону и уткнулся в кружку с пивом. Но блюдо оказалось еще и вкусным, так что, горестно причитая и ужасаясь, я его почти одолела, мысленно радуясь, что не заказала дополнительно какой-нибудь десертик.
А еще мы съездили на экскурсию в Крушовице, на знаменитый пивной завод. Как химики-технологи мы ничего удивительного там не увидели, обыкновенное культурное производство с максимумом автоматики и минимумом персонала.
Когда-то в Средние века чехи стали варить пиво, потому что приметили, что пить его куда безопаснее, чем сомнительной чистоты воду. Так и повелось. Сейчас в стране идет нешуточная кампания за то, чтобы безалкогольные напитки были дешевле пива. Но пока бутилированное пиво стоит примерно как вода. Так что если вы любите этот пенный напиток, старину и десерты со взбитыми сливками, езжайте в Прагу.

В заключение
В Чехии не услышишь про имперское величие, да оно и не к лицу этой маленькой стране, которая тем не менее тихо гордится своим славным прошлым. Чего стоят только бесконечные костюмированные реконструкции всяческих минувших битв! А вот мериться материальными достижениями и выпячивать их напоказ здесь не принято, потому что людей ценят не за это.
Кто первым приходит на ум, когда вспоминаешь про Чехию? Франц Кафка, Антонин Дворжак, Ян Гус? А пожалуй, все-таки бравый солдат Швейк. Чем же вписал свое имя в вечность этот народный любимец? Послушаем мнение его литературного отца, Ярослава Гашека: “Он не сжег храм богини, как глупец Герострат. Этого вполне достаточно”.
 

Продолжение. Начало см. в № 80 (8157) за 25 октября.

Фарида ПРУДОВСКАЯ
  •  Староместская площадь окружена городскими домами с фасадами различных архитектурных стилей: готиче­ского, ренессанса, барокко, рококо. Ее площадь составляет около 15 тыс. кв. м. Фото с сайта praga-praha.ru
  • На пивном заводе. Фото автора
  • Чехи увековечили память нашего прославленного летчика Чкалова, назвав одну из улиц его именем. Фото автора
  • В пражском парке благоухают розы. Фото автора