Авторское обучение О.Г. Лапиной повышение бухгалтерской компетентности в рамках подготовки годового отчета-2019

Моя семья и война

Николай Голюшев на шествие “Бессмертного полка” всегда выходит с портретом отца.  Фото из личного архива автораМоя семья и война Лица Победы 75 лет Победе

Николай Голюшев на шествие “Бессмертного полка” всегда выходит с портретом отца. Фото из личного архива автора

На этом снимке, взятом с заводского пропуска, Клавдии всего 16 лет, и она уже токарь, так же, как и взрослые, стоит у станка по 12 часов в день, чтобы отправить на фронт как можно больше снарядов.Моя семья и война Лица Победы 75 лет Победе

На этом снимке, взятом с заводского пропуска, Клавдии всего 16 лет, и она уже токарь, так же, как и взрослые, стоит у станка по 12 часов в день, чтобы отправить на фронт как можно больше снарядов.

В 17 лет Александр Голюшев записался добровольцем, чтобы бить фашистов на фронте.Моя семья и война Лица Победы 75 лет Победе

В 17 лет Александр Голюшев записался добровольцем, чтобы бить фашистов на фронте.

Этот снимок Кузьма Голюшев (слева) отправил супруге из Ленинграда в 1941 году. Пройдет немного времени, и его, тяжело раненного в одном из боев, чудом вывезут из блокадного города.Моя семья и война Лица Победы 75 лет Победе

Этот снимок Кузьма Голюшев (слева) отправил супруге из Ленинграда в 1941 году. Пройдет немного времени, и его, тяжело раненного в одном из боев, чудом вывезут из блокадного города.


0

Многие наши читатели — участники шествия “Бессмертного полка” на День Победы. Кто-то с нами с самого начала проекта, кто-то присоединился в этом году. И для тех, и для других важным событием станет участие в шествии в следующем, юбилейном, году, когда Россия и весь мир отметят 75-ю годовщину Победы над фашистами.
Сегодня мы публикуем воспоминания Николая Голюшева, нашего внештатного корреспондента, активиста городской общественной организации инвалидов, велосипедного и лыжного движения в городе.

 

В 16 лет мама встала за станок точить снаряды
Когда началась война, моей маме Клавдии Сергеевне Голюшевой исполнилось всего 16 лет. В таком нежном возрасте ей, вместо того чтобы сидеть за школьной партой, пришлось встать за токарный станок. В наш город Алатырь прибыл эвакуированный из Ржева военный завод. После этого ее направили на стройку: возводили предприятие. Затем маму перевели ученицей токаря в цех, крыша которого еще не была покрыта, но станки уже выпускали продукцию. И всю войну до самой Победы она точила снаряды — самую необходимую для фронта продукцию.
Токарный станок, за который поставили ее, хрупкую девушку, был громоздкий. Чтобы мама могла достать до шпинделя, подложили несколько трапов. Заготовки, из которых точили снаряды, были тяжелые. Однако мама освоила профессию токаря в совершенстве, получив высший разряд. Работать приходилось по 12 часов через 12 часов отдыха, а нередко и круглосуточно, буквально валясь с ног от усталости и голода. Сказать, что было тяжело, — ничего не сказать. По воспоминаниям мамы, было так трудно, что она долго не верила, что смогла все пережить, все вынести.
В 1945 году за доблестный труд мою маму наградили медалью “За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов”. Ее трудовой стаж — более 30 лет. Она награждена множеством почетных грамот, медалью “Ветеран труда СССР”, юбилейными медалями. Мамы не стало в 2003 году.

Война для отца закончилась в Порт-Артуре
В начале войны моему отцу Александру Кузьмичу было 17 лет. Он не стал дожидаться, когда принесут повестку, в декабре 1941 года пошел в военкомат и записался добровольцем. Его отправили учиться в Ульяновское танковое училище.
После окончания ускоренных курсов младшего командирского состава направили на Камчатку в должности командира танкового экипажа. По его воспоминаниям, на вооружении в то время у них были американские танки “Шерман”, доставленные по ленд-лизу через Тихий океан из Калифорнии.
Весной 1945 года танковый полк, в котором он служил, был передислоцирован в район Биробиджана. Единственный путь в то время был морской, из Владивостока. Отца впечатлили размеры американской техники. Самые светлые и теплые воспоминания остались у него от общения с американскими моряками, рисковавшими своими жизнями, транспортируя военную технику из США. Общий язык нашли быстро. Он вспоминал о них как о людях смелых, открытых и дружелюбных. В связи с этим у меня невольно возникает вопрос: почему наши отцы и деды при огромной разнице в общественно-политической системе смогли договориться, а у нас, их потомков, это не всегда получается? Но я убежден, что и мы непременно придем к согласию.
На новом месте дислокации получили и новую технику — танки Т-34. Они превосходили “Шерманы” по своим боевым качествам. А вот тушенка “Второй фронт” была отменного качества. Хорошо зарекомендовали себя и вездеходы “Студебеккер”, “Додж”, “Форд”, “Виллис”. Помощь наших союзников нельзя недооценивать (как и переоценивать). Около половины всего ленд-лиза приходилось на тихоокеанский маршрут. Техника, боеприпасы, продовольствие транспортировались в основном американскими кораблями, но под советским флагом с интернациональным экипажем, состоящим в большинстве из американских моряков, переодетых в советскую форму. Были, оказывается, в нашей истории и такие примеры. Подобные меры принимались в связи с тем, что США были в состоянии войны с Японией с декабря 1941 года, а СССР официально только с августа 1945-го. Но, несмотря на предосторожность, японская авиация и флот постоянно нападали. На подходе к порту Владивосток был атакован японской субмариной и корабль, на котором был мой отец. Но, к счастью, атака была отбита кораблями боевого отражения.
В августе 1945 года отец на своем ставшем легендарном танке Т-34 участвовал в разгроме Квантунской группировки и империалистической Японии. О боевых действиях в Маньчжурии отец рассказывал мне, подростку, мало и неохотно, вспоминая своих павших боевых товарищей-танкистов с дрожью в голосе. Закончил войну в Порт-Артуре. Демобилизовался только в декабре 1947 года, прослужив почти шесть лет.
Вернувшись в родной город, он начал работать в железнодорожном депо. В 1951 году наша семья переехала в лесной поселок Шумы. Отец трудился сначала лесорубом, затем перешел бондарем в химлесхоз. Бондарь — это его потомственное ремесло, в котором он немало преуспел. За свой труд и многочисленные рацпредложения награждался почетными грамотами, о нем не раз рассказывали на страницах газеты “Ленинский путь”. Мой отец прожил короткую (всего 41 год), но яркую и насыщенную событиями жизнь. Трагически погиб на производстве в марте 1966 года.

Ранен, защищая Ленинград
Мой дед Кузьма Павлович Голюшев был призван на фронт в июле 1941 года в 40-летнем возрасте. Был участником героической обороны Ленинграда, воевал минометчиком. В боях на Пулковских высотах был тяжело ранен. Вернулся домой в Алатырь инвалидом первой группы. Награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны, множеством медалей.
Мои родители были и остаются для меня примером стойкости, мужества, трудолюбия и верности долгу. Эти качества я, как мог, прививал своим сыновьям Виктору и Александру. Надеюсь, они будут передавать семейные истории своим детям, и не прервется связь поколений.
Николай ГОЛЮШЕВ

От редакции

Мы начинаем активно готовиться к празднику и приглашаем горожан посмотреть свои архивы, вспомнить родственников, которые самоотверженно сражались на фронте и трудились в тылу, и прислать нам в редакцию воспоминания о них. Возможно, у вас сохранились военные фотографии, письма, дневники, газеты того времени, приносите их, чтобы наши дети и внуки знали имена героев и могли гордиться своей семьей. Ждем ваши письма по электронной почте pavlova@grani21.ru

 

  • Николай Голюшев на шествие “Бессмертного полка” всегда выходит с портретом отца.  Фото из личного архива автора
  • На этом снимке, взятом с заводского пропуска, Клавдии всего 16 лет, и она уже токарь, так же, как и взрослые, стоит у станка по 12 часов в день, чтобы отправить на фронт как можно больше снарядов.
  • В 17 лет Александр Голюшев записался добровольцем, чтобы бить фашистов на фронте.
  • Этот снимок Кузьма Голюшев (слева) отправил супруге из Ленинграда в 1941 году. Пройдет немного времени, и его, тяжело раненного в одном из боев, чудом вывезут из блокадного города.