В школах могут ввести регулярные

Казнь не панацея

Коллаж Марии СМИРНОВОЙКазнь не панацея Коррупция Зона коррупции

Коллаж Марии СМИРНОВОЙ


1

В фантастическом романе З.Юрьева “Пазл для президента” фигурирует весьма характерный персонаж — продажный милиционер, который тем не менее на совещании по борьбе с коррупцией всем своим видом выражал неодолимое желание немедленно к этой самой борьбе приступить. Типаж, разумеется, отнюдь не фантастический. К примеру, недавно генерал МВД России Д.Сугробов, бывший начальник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, был признан виновным в деле о коррупции и приговорен к 22 годам лишения свободы.

В социальных сетях большим успехом пользуется байка о Петре Первом, который вроде бы повелел казнить за экономические преступления, если сумма украденного превышает стоимость веревки, необходимой для повешения. При этом большинство и не вспоминает, что коррупция и казнокрад­ство, несмотря на усилия императора, никуда в тогдашней России не делись и пышно цвели даже рядом с троном: самый характерный пример — ближайший сподвижник Петра светлейший князь Александр Данилович Меншиков, выдающийся казнокрад.
В наши дни в ряде государств применяется смертная казнь за взяточничество и прочие экономические преступления.   
В качестве примера такого радикального подхода часто приводится Китай. По неофициальным данным, там ежегодно совершается до 5000 казней, из них до одной пятой — за экономические преступления (правда, в последние несколько лет по ряду статей применение высшей меры наказания отменено). Однако по индексу восприятия коррупции (это сводный индикатор международной неправительственной организации Transparency International, рассчитываемый на основе статистических данных и информации, полученной из экспертных источников, предоставленных международными организациями) Китай занимал 81 место в мировом рейтинге за 2016 год. У России 134-е место.
А вот какие позиции в этом списке занимают еще ряд стран, где казнят взяточников: Саудовская Аравия — 63, Гана — 71, Таиланд — 105, Иран — 131, Нигерия — 140, Ирак — 166, Судан — 171, КНДР — 174, Сомали — 176. Пример КНДР особенно ярок: жесткий полицейский режим (в свое время в этой стране отправили в лагеря даже футболистов, проигравших Португалии (3:5) в четвертьфинале чемпионата мира 1966 года), но при этом одно из последних мест в мировом рейтинге.
На примере перечисленных государств видно, что даже самое жесткое наказание не спасает общество от коррупции.

  • Коллаж Марии СМИРНОВОЙ