Нарушители парковки во дворе. Как бороться?

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов XXVI Международный оперный фестиваль

Для спектакля “Коко Шанель” Дадиани сшил 200 костюмов на 12 миллионов


0

Ею любовались и восхищались, ей посвящали стихи и музыку, о ней говорили и мечтали. Она неоднократно бывала героиней фильмов и книг, но на музыкальную сценуступила впервые. 29 ноября зрителям XXVI Международного оперного фестиваля им. М.Д. Михайлова посчастливилось увидеть нашумевший спектакль Нижегородского государственного академического театра оперы и балета им. А.С. Пушкина «Коко Шанель: страницы жизни».
Такого в Чебоксарах еще не было. Увлекательный сюжет, полный неожиданныхповоротов, трогательная история любви, фейерверк ярких, запоминающихся буквальнос первой ноты мелодий, зажигательные танцы и даже настоящее дефиле. Впервые в истории Михайловских вечеров – опера-мюзикл!
На сцене – торжество Красоты. Зрители становились участниками светских раутови модных показов, мастер-классов по дизайну одежды и уроков высокого стиля. Костюмы знаменитого чебоксарского кутюрье, заслуженного художника Чувашии ИгоряДадиани настолько своеобразны и эксклюзивны, что каждый из них заслуживаетотдельного внимания (в зале то и дело слышались завистливые вздохи прекраснойполовины публики). Однако среди всего этого изобилия шляпок и вуалей, рюш и воланов, перьев и бантов, брошек и жемчужных бус – серьезные разговоры о судьбе, чести и верности.
Режиссеру спектакля, заслуженному деятелю искусств России Ольге Ивановойудалось по-женски тонко прочувствовать образ главной героини. Коко Шанель в претворении Ульяны Старковой ослепительна, как Эйфелева башня, и уверена в себеподобно Наполеону. Но за гордо поднятой головой, твердостью шага, деловойсдержанностью жеста и непроницаемым, словно железная броня, взглядом таитсяутонченная, ранимая душа. Она умеет страдать и делиться лаской, боготворить и искренне радоваться.
Подтверждение тому – монологи Коко и ее дуэты с Боем в воплощении молодогои уже ярко заявившего о себе солиста труппы Алексея Кошелева. В сладостномуединении, вдали от блеска и суеты вмиг забывались все успехи и поражения, победы и разочарования. В пылких, но невероятно лиричных темах, созданных современнымнижегородским композитором Эдуардом Фертельмейстером и талантливо сыгранныхсимфоническим оркестром театра под руководством Рената Жиганшина, виталанеобъяснимая тоска. Зрители понимали: никакие триумфы не могут заменить Шанельпростого человеческого счастья. Обособленной фигурой возникал Этьен (заслуженныйартист России Дмитрий Суханов), не мыслящий ни дня без элегантной мадемуазели с кипой булавок и тканей в руках.
Герои влюбляются и ревнуют, соединяют сердца и расходятся по разным дорогам. Все идет своим чередом, и, наблюдая за стремительным калейдоскопом сценических ситуаций, мы начинаем чувствовать истинный вкус жизни. Певцы свободно двигаются, что задает спектаклю особый темпоритм, а их раскованные, легкие на подъем голоса точно отвечают требованиям жанра.
Масштабность декораций заслуженного художника России Виктора Герасименко (чего только стоят массивная полукруглая лестница, по которой спускаются модели, и высокие зеркала, опоясывающие сцену) сочетается с искрометностью повествования, ненавязчивого, как шлейф французских духов.
Мария МИТИНА
Фото Сергея МИХАЙЛОВА