Всероссийский конкурс журналистов «ЗОЛОТОЙ ГОНГ-2021»

Что изменится в России с 1 октября

Шел отряд по берегу, впереди — вожатый

0

С недоумением смотришь на будильник: только что было три ночи и уже вставать? Эх, а вот у девятилетних чертенят из моего отряда подъем на полчаса позже. А мне, студентке журфака, превратившейся на два летних месяца в вожатую одного из лагерей на Черном море, пора на работу.

“Третий отряд, подъем! Умываемся, одеваемся, через 10 минут строимся!” — кричишь еще хриплым после сна голосом, щекочешь пятки и стягиваешь одеяло с сонь. После этой процедуры есть еще десять минут, чтобы выпить горячий кофе и… поехали! Зарядка, завтрак, утренняя летучка.
Только закончились объявления и обсуждения планов на день, как тут же посыпались вопросы: “На море пойдем?”, “Купаться будем?”, “Деньги будут выдавать?”, “Какое мероприятие вечером?”, “Обязательно идти?”. Отворачиваюсь, закрываю глаза, считаю до десяти и обратно… В общении с детьми главное — спокойствие.
Ребята размялись на зарядке, позавтракали, окончательно проснулись, и началось обычное броуновское движение — они разбегаются по фойе, построить их не представляется возможным. Выручил напарник. Одного, в строю не хватает одного! Ну, конечно, это Витя, кто бы сомневался! С командиром отряда отправляемся на поиски. Находим беглеца у ворот лагеря. Витек с грустью смотрит на море. К тому же без головного убора, в такую-то жару! На голову мальчика натягиваем футболку и возвращаем его в строй.
Наконец отряд двинулся к морю. По пляжу разносятся отчаянные крики вожатых: за буйки не заходим, кто не купается — отойдите от воды, головные уборы надели… Мои дети сегодня ведут себя подозрительно тихо: видимо, никому не хочется быть наказанным.
Обратная дорога от моря до лагеря — тропа борьбы. Сначала отряд рвется за мороженым. Потом штурмует киоск с сувенирами и прочими безделушками. До лагеря вместо положенных пяти минут идем все двадцать.
До обеда еще час с хвостиком, времени как раз хватит на репетицию танца для вечернего конкурса. Обсуждаем сценические образы и начинаем репетировать: кто в лес, кто по дрова!
Обед. Дети еще не устали и разгорячены после моря и репетиций. Так как энергию больше девать некуда, пристают к вожатому: вопросы, просьбы, жалобы. Всю смену поражаюсь самообладанию напарника: его дети не бесят, а меня просто выводят из себя!
Хлопнув дверью, падаю на постель и реву половину тихого часа. Хочется тишины, чтобы никто не трогал, ничего не спрашивал и не требовал. Хочется нормально поспать и поесть, хочется домой… Немного успокоившись, завариваю себе чай, достаю шоколадку. Вроде полегчало. До конца тихого часа нужно подготовить реквизиты к выступлению — больше свободного времени сегодня не предвидится.
На полднике кто-то стянул чужой персик — пришлось отдать свой во избежание слез.
На море, между сеансами купания, мы судорожно репетируем танец. Наконец-то дети прониклись желанием победить и стараются не просто запомнить движения, но выполнить их изящно и красиво.
Ужин проходит спокойно. Пока напарник строит отряд и ведет его к сцене, мы с дев­чонками репетируем. Я почти психую, а они говорят, что справятся. Потом и у них начинается паника, держу их за руки, смотрю в глаза и говорю, что все получится. И даже сама себе верю. Все успокаиваемся. Наш выход. Музыка. Ура! Они станцевали! После выступления с красными щечками, блестящими глазами дергают меня за руки и футболку, заглядывают в лицо, пытаясь угадать, буду ли я их ругать или похвалю. Говорю, что было классно и что я горжусь ими.
Самое сложное уложить отряд спать. Особенно сто седьмую комнату — по несчастливой случайности все безбашенные и неуправляемые мальчики оказались в ней. После 20-минутных препирательств все затихает… Напарник остается дежурить до 12 ночи, а я отправляюсь на планерку.
Планерка — место встречи замученных детьми вожатых, руководителя педотряда и методиста. По очереди вожатые получают либо похвалу, либо… Итоги дня, ошибки, недочеты в работе, планы на завтра.
После планерки рабочий день не заканчивается: кто-то идет на ночное дежурство до 2.30, а кто-то в курилку подвести неофициальные итоги дня, пожаловаться на детей, руководство, спросить совета и просто поболтать ни о чем. Потом пишу план работы на следующий день, программу вечернего выступления и уже непонятно в каком часу засыпаю.
Каждый прожитый в лагере день дарит столько эмоций, что в конце смены, провожая детей домой, понимаешь, что слезы на их глазах, объяснения в любви и то доброе, чему ты их научил, запомнятся надолго. Для кого-то, возможно, это станет лучшим воспоминанием на всю жизнь.