“Квалия” — музыка городских аборигенов

Видео 2
Рецепт яркого стиля группы прост: жгучая смесь этники, тяжелого рока, рэгги и речитатива с глубоким посылом, о доверии к миру, о связи с самим собой и Вселенной. Фото из архива группы“Квалия” — музыка городских аборигенов Группа “Квалия”

Рецепт яркого стиля группы прост: жгучая смесь этники, тяжелого рока, рэгги и речитатива с глубоким посылом, о доверии к миру, о связи с самим собой и Вселенной. Фото из архива группы


1

Этникой можно вдохновляться по-разному.

“Ребята исполняют этно с элементами речитатива. Музыка их радужная и эмоциональная, позитивная и солнечная. Инструментальное исполнение качественное, музыканты отлично отыгрывают как на треках, так и лайвом”, — так обозреватель всероссийского портала zagarazhami.com новочебоксарец Николай Чигасов рассказывает о группе “Квалия” в статье “Андерграундные Чебоксары”. И не только он. Под их песни танцуют и бабушки, и “кислотная” молодежь, их все чаще зовут на российские фестивали.
“Грани” решили стряхнуть пыль с рубрики “Джамп” и познакомить читателей с этими уникальными ребятами.

— “Квалия” — это философский термин, означающий свойства чувственного опыта, который можно пережить, почувствовав, но нельзя передать словами, — объясняет название основательница, автор и исполнитель почти всех песен группы Нина Айрапетян. На сцене она также ответственна за экзотические инструменты: якутский варган, африканские барабаны джембе и бубен, рейнстик. Именно они помогают музыкально передать суть стиля урбан этно.
— Урбан этно — это что или кто?
Алексей: Это стиль и движуха, которую мы развиваем. Если дословно перевести — городской абориген.
Из-за масштабной глобализации, когда не так важно, какой ты национальности, люди продолжают вдохновляться различными народами. Поэтому возвращаются к корням, и причем даже не обязательно своим! Ведь в традициях других народов много интересного, те же музыкальные инструменты, ритмы. А при всеобщем засилье попсы в России и мире это — способ вдохнуть в музыку что-то новое. И людям это нравится!
Летом мы участвовали в городском фестивале в Лакреевском лесу. Сначала долго и громко выступали в составе почти двадцати барабанщиков “Этноджема” (еще один наш проект), а потом вышла “Квалия”.
Несмотря на то что играем довольно тяжелый рок, да и выглядим в глазах широкой публики как какие-то хипари с дредами, публика приняла нас хорошо. Мамы и бабушки, пришедшие погулять с детьми, радовались, хлопали в ладоши и подходили после выступления и говорили, что им понравилось.


— Насколько я знаю, людей, которые ходят на рок-концерты, с каждым годом все меньше.
Алексей: Я наблюдаю третье поколение рок-тусовки в Чебоксарах. Раньше на выступлениях местных групп было 200-500 человек. Сейчас тех, кто постоянно ходит в единственное рок-кафе города, 20-30. Но это тенденция не только в Чебоксарах, сегодня помимо музыки много разных развлечений, да и сама музыка перерождается во что-то новое.
— Недавно вы попали в ротацию на радио, что редкость для такой молодой самобытной группы, к тому же играющей рок.
Нина: Сами удивились, что выиграли голосование. Обычно мы “не формат” нигде. Звучим как тяжелый рок, а тексты позитивные.
У людей сложился стереотип, что рок-музыка — это алкоголь и агрессия. У нас наоборот: мы не пьем, не курим, полгруппы мясо не ест. Никому ничего не навязываем, но сам посыл у нас такой, мы — за чистое сознание.
— А что с фестивалями?
Нина: Чтобы участвовать в них, нужно, чтобы организаторы увидели, что мы из себя представляем. А качественные аудиозаписи и видео появились у нас совсем недавно. За это благодарим пятого члена команды — Алексея. Хоть он и не играет на инструментах, у него важная роль продюсера: организовывает нас и помогает в таких важных деталях, о которых мы и не задумываемся (аплодисменты Алексею).
Тоша: Он участвует во всех процессах, в том числе сведении звука, записи. Главное —  воспринимает то, что мы делаем целиком, и дает очень важные советы. Ведь, играя на инструменте, ты не можешь слышать со стороны, ты в процессе.
— Помимо музыки у вас, наверное, есть какое-то занятие для жизни, работа?
Нина: Конечно, у всех есть работа, какие-то свои проекты. Тоша, например, преподает музыку и умудряется играть еще в нескольких группах. Бас-гитарист Сергей (кстати, уроженец Новочебоксарска. — Прим. ред.) — профессиональный музыкант.
Сергей: Да, в основное время играю в симфоническом оркестре в театре оперы и балета на контрабасе. Инструмент пригодился и для группы — используем его для акустических концертов, а недавно засветился в клипе на песню “Новое утро”. Смычок придумали применять вместе с бас-гитарой, он помогает создавать низкие, протяжные звуки. Например, в песне “Сакральный кит” очень похоже изображает голос кита.
— Кстати, эта песня связана с той суицидальной игрой для подростков?
Нина: Нет, хотя она тоже про эмоциональные проблемы. Написали ее давно, в мае 2014-го. У нашей подруги был сложный период в жизни, депрессия. Желая поддержать ее, мы написали эту песню. Поэтому наш “Кит” позитивный — после “погружения” там идет “взлет”. Почти все идеи песен берутся из жизненных ситуаций.
В моем случае написание песен — это возможность через тексты, голос, мимику и поведение на сцене выразить себя и вместе с тем многое понять о самой себе. Если бы не музыка, я была бы совсем другим человеком, работала бы в офисе, составляла бы разные планы, отчеты...
С детства со мной была музыка, с пяти лет сочиняла песни. Но родители считали, что музыкант — это не профессия, а они у меня такие, немного авторитарные. Поэтому, получив красный диплом экономиста, я положила его перед ними на стол и с чистой совестью стала заниматься тем, что люблю.
Любая работа может стать творческой, если ее любить: и программирование, и мытье полов. В то же время некоторые музыканты довольно успешны, хотя к творчеству их работа мало относится.


 

  • Рецепт яркого стиля группы прост: жгучая смесь этники, тяжелого рока, рэгги и речитатива с глубоким посылом, о доверии к миру, о связи с самим собой и Вселенной. Фото из архива группы