В школах могут ввести регулярные

К нам завезли грузинское кино

Кадр из фильма “Ана-Бана”. Фото cap.ruК нам завезли  грузинское кино Чебоксарский кинофестиваль-2013

Кадр из фильма “Ана-Бана”. Фото cap.ru


1

Чебоксарский кинофестиваль, который акцентирует свое внимание на фильмах малых народов, в этом году продемонстрировал творчество бурятов, якутов, полюбившихся еще по прошлогодним показам финнов.

В программе “Специального показа” в кинотеатре МТВ-Центра в Чебоксарах прошел показ грузинского фильма абсурда “Ана-Бана”. Зал собрал зрителей самых разных поколений, но, судя по аплодисментам в конце просмотра, настоящее грузинское кино тронуло сердца даже того поколения, которое не росло и не воспитывалось на фильмах Данелии, не знает вкуса настоящего грузинского вина, а зачастую без перевода не может понять смысл фразы “поздно пить “Боржоми”.
Следует сразу сказать о том, что “настоящее грузин­ское кино” снял армянин Эдуард Оганесян. В прошлом году фильм был показан в рамках Московского кинофестиваля, и в интервью Оганесян рассказывал о том, что его первая работа (в прошлом году режиссер окончил ВГИК, по сути, его дипломный фильм стал прообразом “Аны-Баны”) основана на личных впечатлениях, он подолгу жил в Тбилиси у своей тети. Однако удалось ли поймать режиссеру грузинский дух с его довольно своеобразным, но очень понятным и даже любимым российским зрителем юмором?
“Ана-Бана” с первых же кадров уносит зрителя в добрый мир грузинского кино 70-х годов. Главный герой — десятилетний Нико, увлеченный музыкой и переживающий свою первую любовь. Все семь дней, проведенных в этом доме, настолько абсурдны, что порой в ходе просмотра кажется, фильм потерял всякий смысл и пора бы его уже заканчивать. Но темный экран вновь озаряется светом. Действие продолжается. Этот фильм как грузинское застолье — без начала и конца. С невероятнейшими тостами и такими же невероятнейшими приключениями.
103-летняя прабабушка Нико то умирает, то воскресает, то вновь умирает уже окончательно от того, что на ее голову падает бейсбольный мяч. Деду Нико местный врач-“профессор” пришивает ото­рванный палец к животу, чтобы “тот заживал в своей соб­ственной среде”, а сам Нико — сомнамбулист, страдающий энурезом. Каждую ночь он дирижирует оркестром.
Кстати, в фильме черный юмор легко переходит в тонкий. Картины тбилисского дворика настолько живые, артисты настолько колоритны, хотя и говорят на русском с акцентом, а песни хоть и звучат нелепо, но зато так душевно, что будто сам сидишь за тем большим столом, за которым в этом фильме постоянно собирается большая грузинская семья.
Фильм стоит смотреть. Позитивный, наполненный черным юмором, он способен воскресить не только 103-летнюю бабушку. Если вы не успели на просмотр во время кинофестиваля, ищите его в Интернете.
Оценка фильму — отлично.
Ирина ПАВЛОВА
***
Еще один грузинский фильм “Все ушли” режиссера Георгия Параджанова, заявленный в конкурсной программе, 22 мая был показан в кинотеатре “Сеспель”. Картину чебоксарскому зрителю представил киновед и программный директор Чебоксарского кинофестиваля Сергей Лаврентьев.
В фильме рассказывается о Гари, который возвращается в родной город, где он жил после гибели родителей с бабушкой и дедушкой. Все кажется ему здесь чужим и незнакомым. Никого уже нет в живых, все “ушли”… Гари пытается вернуться в детство, проведенное в старом Тбилиси, найти в прошлом ответы на вопросы своей сегодняшней жизни. Вся картина — это разбитый кувшин из воспоминаний, которые по осколкам собирает главный герой. Каждый фрагмент представляет собой маленькую историю далеких дней безучастного прошлого.
Стиль картины, определенный режиссером Георгием Параджановым как “магический реализм”, необыкновенно подействовал на публику. Посмотревшие фильм зрители отметили, что кинокартина стала для них смешным и одновременно печальным рассказом, погрузившим в атмосферу идиллической любви к ушедшему, о детстве, которое улетело, как воздушный шарик… Если судить по откликам зрителей о сюжете фильма “Все ушли”, то смело можно сказать, что демон­страция кинокартины прошла на ура.
Светлана САДОВАЯ

  • Кадр из фильма “Ана-Бана”. Фото cap.ru