В школах могут ввести регулярные

Ион Дарьин: Когда всю крапиву съели, начали варить листья липы

Ион Егорович дружит со всеми журналистами газеты “Грани”. Он не только читает наши статьи, но и обсуждает их, делится впечатлениями от прочитанного. Фото автораИон Дарьин: Когда всю крапиву съели,  начали варить листья липы 22 июня — День памяти и скорби

Ион Егорович дружит со всеми журналистами газеты “Грани”. Он не только читает наши статьи, но и обсуждает их, делится впечатлениями от прочитанного. Фото автора

Ион Дарьин (второй слева) ушел на фронт 17-летним парнишкой, а вернулся только через 6 лет. Ион Дарьин: Когда всю крапиву съели,  начали варить листья липы 22 июня — День памяти и скорби

Ион Дарьин (второй слева) ушел на фронт 17-летним парнишкой, а вернулся только через 6 лет.


0

Иону Егоровичу Дарьину, ветерану Великой Отечественной войны, 92 года. 26 июня он отметит день рождения. В 1941 году этот день не был для него праздничным: на днях жители села узнали, что Германия вероломно напала на Советский Союз. Подростку Иону исполнилось 14 лет. 

 

Сейчас, вспоминая свое детство (самым ярким впечатлением которого были купания в Волге, Ион всегда доплывал до белого бакена на левом берегу реки, но чтобы доплыть до самого берега не хватало сил), ветеран говорит, что оно было счастливым. Еще одним развлечением для сельских ребятишек были проплывающие мимо по реке большие белые теплоходы: Волга в половодье у села Нижний Краснояр в Лысковском районе становилась шире, а проплывающие теплоходы создавали большие волны, на которых ребятня веселилась от души.
Когда началась война, кончилось детство Иона и его друзей-товарищей. Вместо купаний на Волге — ежедневный труд на поле, на молотьбе. А когда отца, получившего в 1941 году белый билет, дающий право на отсрочку, все же забрали на фронт, Иону, старшему сыну в семье (а было детей семеро), пришлось работать в колхозе наравне со взрослыми.
— Еды не было никакой, — рассказывает Ион Егорович. — Я в семье самый старший, за мной ребятня мал мала меньше. Самый младший, Борис, родился в сентябре 1941 года. Семья постоянно нуждалась в молоке. А тут приехали в село эвакуированные, богатые, денег у них было много, за литр молока они платили три рубля, а до этого мы покупали по рублю. Так даже молоко нам стало недоступно. Крапиву всю съели. Оставались листья липы. Их варили в кипятке, они хорошо разваривались, а вот листья березы были жесткие и невкусные.
В декабре 1944 года 17-летнего Иона призвали на фронт. 
— В военкомате сказали: “В лаптях не приходить”, а у меня ботинок-то не было. Я сплел две пары новых лаптей, — продолжает Ион Егорович. — Мама разрезала одеяло на онучи, одну половину себе оставила, вторую мне отдала. Я был небольшого роста, всего 149 см, весил 46 кг. Офицер в военкомате посмотрел на меня и сказал своему товарищу: “Маловат”. А тот ему ответил: “Надо план выполнять!”
В селе к тому времени взрослых мужчин не осталось: забрали всех, а домой никто не возвращался, приходили только похоронки. Иона и его товарища провожали сельчанки с плачем и с причитаниями. “Вы там наших мужиков-то возвращайте, пусть домой они едут”, — голосили они.
Погрузили молодых в вагон и привезли в 36-й отдельный прожекторский полк в Кубинке. Там в начале 1945 года Георгий Жуков готовил наступление на Берлин. Множеством прожекторов планировалось ослепить противника. В конце февраля 12 мальчишек приняли присягу при переходе польской границы. Среди них и Ион, помощник шофера в группе прожектористов. Встали они в Кракове, в первые дни ночевали в доме, а потом вырыли землянку и до 9 мая, до самой Победы не меняли места дислокации. Поляки относились к ним уважительно.
9 мая Ион был на посту. Зазвонил телефон. В трубке прозвучал счастливый голос: “Стреляй! Победа!” Ион выстрелил несколько раз в воздух. Из землянки в кальсонах на улицу высыпали солдаты: “Что случилось? Кто стреляет?” Когда узнали о капитуляции Германии, то тоже начали стрелять в воздух, а после отправили Иона к знакомому поляку за самогоном, чтобы отпраздновать Победу.
Война закончилась, но родное село Ион увидел только в 1951 году. “Служить было некому, поэтому нас демобилизовали только спустя шесть лет после войны”, — рассказывает ветеран. 
В родном селе работы не было, а Ион Егорович уже женился. Семью надо кормить, ребенка растить. В газете прочитал о том, что рядом с Чебоксарами начинают строить новый город — Спутник. Приехал и устроился работать водителем самосвала на автобазе № 6, где и работал до самой пенсии. Так город Новочебоксарск стал ему второй родиной. Здесь живет сын со своей семьей. Здесь его друзья-товарищи, которые не дают скучать ветерану, звонят каждый день, интересуются здоровьем, настроением. Родные часто навещают. Правда, часто приезжает и скорая. Но ветеран не падает духом, говорит, что боевой дух не растерял и в хорошем настроении готовится встретить свой день рождения.
 

  • Ион Егорович дружит со всеми журналистами газеты “Грани”. Он не только читает наши статьи, но и обсуждает их, делится впечатлениями от прочитанного. Фото автора
  • Ион Дарьин (второй слева) ушел на фронт 17-летним парнишкой, а вернулся только через 6 лет.