Стать дилером завода ООО
Роскачество разъяснило, как выявить телефонного мошенника во время звонка

Гроза снайперов, он же спасатель

Газоспасатель ОАО “Химпром” Алексей Ефремов (крайний справа). Фото из архива А.ЕфремоваГроза снайперов, он же спасатель Дембельский альбом

Газоспасатель ОАО “Химпром” Алексей Ефремов (крайний справа). Фото из архива А.Ефремова


0

В декабре 1993 года, на следующий день после защиты диплома в химико-механическом техникуме, Алексея Ефремова призвали в армию. После полугодового обучения его назначили наводчиком зенитно-самоходной установки (ЗСУ) “Шилка”, предназначенной для поражения низколетящих целей, а также наземных на расстоянии до 2000 метров.
— Полгода охраняли силовую подстанцию и аэродром на границе Северной Осетии и Ингушетии. 25 декаб­ря 1994 года наш 503-й мотострелковый полк вывели в поле и доукомплектовали воинами частей Кантемировской и Таманской дивизий, срочно переброшенных из Подмосковья, сформировали зенитный дивизион численностью 180 человек. Новичков я обучил стрельбе из “Шилки”, по­скольку на во­оружении прибывших воинов Таманской дивизии были зенитные пушечно-ракетные комплексы “Тунгуска”.
Командира нашего экипажа лейтенанта из-за болезни ног госпитализировали, и мне пришлось взять командование на себя.
По приказу 10 января вошли в Грозный и сразу вступили в бой. Потом наш дивизион базировался в парке культуры и отдыха. Оттуда выезжали на задания, вели огонь по позициям боевиков, подавляли огневые точки снайперов. В основном воевали в районе цирка в центре города. Умело действовал мой товарищ — чебоксарец Александр Хораськин, ныне мастер “Чувашэнерго”, другой однополчанин Анатолий Иванов получил ранение в голову.
Спали в боевой машине, было холодно, задраивали люки, ноги держали в спальных мешках, согревались за счет собственного тепла. Вначале приходилось голодать, потом питались сухим пайком, куда входили тушенка, каши и сухари. На войне, где грязь и кровь, привыкаешь ко всему. Боевики иногда выходили на частоты нашей радиосвязи и кричали: “Убирайтесь, если хотите вернуться домой живыми”.
21 января наша часть вышла из Грозного. В пригороде, на территории нефтеперерабатывающего завода, проводили зачистку от боевиков-снайперов, ходили в караул.
В марте нас отправили охранять дорогу Шали — Грозный. Мой экипаж стоял на блокпосту, защищенном от террористов сигнальными минами, а если их не было, использовали гранаты.
Днем местные жители нередко просили топливо, продукты. Мы делились с ними. В апреле в горах взяли под контроль дороги и тропы, по которым раньше передвигались боевики. Стали готовить нехитрую еду, даже соорудили баню из досок от ящиков для снарядов. В июле сдали оружие и на “вертушке” вернулись во Владикавказ, где нам выдали по семь тысяч рублей вместо положенных ста.
Знаю, что меня дважды представляли к награде, однако в неразберихе документы затерялись. Из столицы Северной Осетии мы и демобилизовались.
Родители переживали, следили за новостями из Чечни, но в письмах я старался их успокоить. Они работали на “Химпроме”, мама в цехе № 21, а отец — в № 85”, — рассказывает воин запаса.
В сентябре 1995 года Ефремов поступил слесарем на антикоррозийный участок цеха № 21 ОАО “Химпром”. В 1998-м стал бойцом-спасателем аварийно-газоспасательной службы (АГСС).
Алексей Михайлович окончил заочное отделение механического факультета Чувашской государственной сельскохозяйственной академии. В 2001-м его назначили командиром оперативного отряда.

  • Газоспасатель ОАО “Химпром” Алексей Ефремов (крайний справа). Фото из архива А.Ефремова

Комментарии

Изображение пользователя Валерий Коржавин.

Моя жена тоже охраняла Химпром, она тоже была снайпером. О ней читай в мойом блоге...

  • 1_39.jpg
Изображение пользователя Ян.

Мойом! Ну зажигает!

Изображение пользователя Валерий Коржавин.

Ну не обессудь - Моём!....

Изображение пользователя Валерий Коржавин.

А прочитал или нет?....