В школах могут ввести регулярные

Оценка за... равнодушие

17

Фразы “Уважаемые учителя и ученики!” и “Спасибо за внимание!” то и дело звучали из уст ребят на последнем уроке в 7 “а” средней школы № 3. Они стали уже привычными для мальчишек и девчонок, к которым третий год подряд на классные часы приходит доцент кафед­ры культурологии Чувашского государственного университета Лев Клементьев.

Свое столь долгое посещение среднего общеобразовательного учебного заведения преподаватель объясняет так: “Предмет, который ведет учитель, не цель, а инструмент для воспитания. Преподаватель математики или истории должен готовить не великого математика или историка, а гармонично развитую личность. Помочь ее становлению может ученическое самоуправление. 
Идея эта не нова. Само­управление как метод воспитания открыл еще Макаренко, но сегодня он не работает. В современной школе существует разрыв между обучением и воспитанием. А я благодаря самоуправлению добился того, что в свое время мой класс стал самым лучшим в чебоксарской школе № 24. Все ребята сами друг друга учили, воспитывали, не было неуспевающих.
Когда спрашиваешь ученика, что нужно для того, чтобы получить пятерку, выясняешь: говорить то, что хочет услышать учитель. При этом вне стен школы можно курить и сквернословить. 
Кому не знакома ставшая привычной картина: идет группа школьников, из них трое-четверо выражаются нецензурно. Основная масса не нарушает общественный порядок, но равнодушно относится к происходящему. А вот если бы за подобное поведение ставили оценку в школе, дети бы не позволяли себе такое”.
Оригинальность метода самоуправления Клементьева в том, что он предлагает ставить оценку не провинившемуся, а окружающим его сверстникам. Это было наглядно продемонстрировано на классном часе. Среди семиклассников нашелся один, замеченный в курении. И Клементьев дотошно выяснял, кто из учеников говорил с подростком о вреде этой привычки. А потом спрашивал у них: “Как ты разговаривал: по-доброму, культурно или грубо?”. Тем, кто оставался равнодушным, снижали оценку за поведение. Сам курильщик во время обсуждения похихикивал. Но это не обескуражило Клементьева: он уже не раз наблюдал, как негативное отношение окружающих заставляло курящего бросать пагубную привычку. Таким же образом можно искоренить и нецензурную брань среди школьников. А пока девочки не реагируют на нее, мальчики будут ругаться. 
 “Сегодня в этом классе впервые подняли вопрос о курении, — сказал после классного часа Лев Петрович. — Мне нужен курильщик в коллективе, чтобы научить других реагировать на вредную привычку, создать общественное мнение. Сейчас же получается так, что каждый отвечает только за себя. А ведь известно: надо бояться именно равнодушных, с молчаливого согласия которых совершаются преступления”.
В 7 “а” отмолчаться никому не дали. Ведущие предоставили слово всем. Методика Л.Клементьева предполагает, что каждый учащийся имеет общественно значимое поручение. Положим, в классе 30 учеников, значит, и “должностей” должно быть 30. Самых разно­образных: организаторы — художественной самодеятельности, связи с родителями, досуга, социальный работник, консультант по вторникам... Ученики вставали и отчитывались о проделанной за неделю работе (такой “экзамен” они сдают на каждом классном часе). И было очень заметно, кому с трудом дается “великий и могучий”. А это, кстати, одна из целей, которую преследует доцент ЧГУ, — научить ясно, четко, правильным русским языком излагать мысли.
Еженедельные “тренировки”, по словам классного руководителя Галины Григорьевой, дают плоды: “Польза, безусловно, от таких занятий есть. Дети получают навыки общения, выступления перед аудиторией. Где еще они могут научиться говорить? Три минуты отчета в неделю для каждого складываются в три часа в году. Учатся оценивать поведение друг друга, сами средний балл успеваемости в классе выводят. Он, кстати, на прошедшей неделе составил 4,3”.  
“Нет оценки — нет стимула для работы, — считает Л.Клементьев. — В школе основной показатель качественного обучения — результаты ЕГЭ. А в жизни и любой профессии главное — умение взаимодействовать с людьми. Мы должны ценить человека по его качествам. Доброта, гуманность должны войти в оценку по литературе, истории, русскому языку. 
Сегодня никто не хочет отметку по предмету связывать с поведением. А это возможно. Недостаточно только говорить о нравственности и честности, нужно на уроке оценивать и образ жизни учеников. Обучение должно быть не целью, а средством воспитания человека. Рычагом же воздействия на любого ученика является школьный предмет”.  
Методика Клементьева давно используется в некоторых учебных заведениях Чувашии, давая положительные результаты в обучении и воспитании. В школу № 3 доцента ЧГУ пригласил ее директор Алексей Антонов, нашедший рациональное зерно в том, что делает Л.Клементьев. 
А как оценивают проводимый над ними “эксперимент” сами “субъекты воспитания”? “Мы научились общаться и помогать друг другу, стали ответственнее. Это очень важно”, — сказала Ольга Ермолаева. Мальчики же на вопрос “Нравится учиться в вашем классе?” хором ответили: “Да!”.
Светлана ИСАЕВА.