Авторское обучение О.Г. Лапиной повышение бухгалтерской компетентности в рамках подготовки годового отчета-2019

За Отечество, государя и флот!

Федор Апраксин. Картина В.Бовина. 1848 год.За Отечество, государя и флот! Моя Держава Личность в истории

Федор Апраксин. Картина В.Бовина. 1848 год.

Битва при Гангуте. Гравюра М.Бакуа. 1724-1727 годыЗа Отечество, государя и флот! Моя Держава Личность в истории

Битва при Гангуте. Гравюра М.Бакуа. 1724-1727 годы


0

Его предки разоряли Русь, а он открыл для России морские просторы. Победа в битве при Гангуте 1714 года считается одной из самых впечатляющих в истории российского флота. Ежегодно это событие отмечается 7 августа.

И действительно, есть что вспомнить: впервые в истории Россия заявила о себе как о великой морской державе. Кто же стоял во главе этого триумфа? Многие назовут Петра I, но это не совсем так. Ведь не приди его верный соратник на помощь в трудную минуту, государь мог не просто потерпеть поражение, а даже погибнуть. Итак, кто он — настоящий герой Гангута?

Стольник в потешном полку
Федор Матвеевич Апраксин, один из создателей российского военно-морского флота, родился 27 ноября (7 декабря) 1661 года. Его предки были выходцами из Золотой Орды, перешедшими в конце XIV века на службу к русским князьям.
В 1682 году Апраксины породнились с царствующей семьей: Марфа Апраксина стала женой государя Федора Романова, сводного брата
Петра I. Правда, супруги совместно прожили совсем недолго: болезненный государь скончался через два с небольшим месяца после свадьбы. За это время царица успела определить своего младшего брата Федора в стольники к царю: будущий флотоводец на пирах обслуживал государя и его гостей.
Юный Петр, взойдя на престол, унаследовал от старшего брата и юного стольника. Так Федор остался при дворе и вскоре стал постоянным участником потешных сражений. В первые годы правления государь с товарищами были увлечены военными играми и маневрами. Именно в это время формировалось то самое “гнездо Петрово”, из которого впоследствии выпорхнут дипломаты и военачальники, управленцы и администраторы.

Менеджер севера и юга
В 1693 году Петр поручил заботам Апраксина Архангельск, единственный на тот момент русский порт. В связи с этим он получил от государя и друже­ское прозвище, закрепившееся на всю жизнь: “Мейн герр губернатор Архангел”.
Апраксин начал с возведения верфи и потом приступил к строительству первого казенного торгового корабля “Святой апостол Павел”. Спуск его на воду стал настоящим праздником в Архангельске. Примеру губернатора последовали многие купцы: стали открываться частные верфи, строиться корабли, укрепляться торговые связи.
Когда Петр отправился в составе Великого Посольства в Европу, он поставил перед Апраксиным новую задачу — создать Азовский флот. В Воронеже закипела работа, сюда с отдаленных верфей привозили “секции” для будущих кораблей, собирали их и отправляли в устье Дона. Только при активном участии новой флотилии второй Азовский поход завершился победой, и турецкая крепость наконец была взята. В должности азовского губернатора Апраксин перестроил Азов, построил Таганрог с портом.
Федор Матвеевич был правой рукой Петра и разделял все труды царя по превращению России в морскую державу. По собственному выражению Апраксина, он нес свою службу “по силе ума своего с радостным сердцем и чистой совестью”.
Во время Северной войны (1700-1721) проявился и полководческий талант Федора Матвеевича: блестящая операция по защите основанного Петербурга, взятие Выборга и, конечно, знаменитое сражение у мыса Гангут сделали Апраксина героем русского флота.
Гангут должен быть взят!
В 1714 году вся Финляндия, до самого Ботнического залива, была уже занята русскими войсками. Чтобы принудить шведов к миру, Петр I решился перенести войну на их соб­ственную территорию.
Во второй половине мая 1714 года два русских флота — корабельный и галерный — вышли из Кронштадта в море. Первый под флагом шаутбенахта (адмирала) Петра Михайлова (псевдоним самого царя) отправился к Ревелю. Второй под начальством генерал-адмирала Апраксина двинулся в фин­ские шхеры (архипелаги, состоящие из мелких скалистых островов, разделенных узкими проливами).
Но исполнение этого плана остановилось в самом начале. Пока генерал-адмирал боролся в пути с противными ветрами, шведский корабельный флот стал у мыса Гангут и пресек путь нашим галерам.
Извещая о своем положении Петра I в Ревеле, Апраксин предлагал ему показаться с корабельным флотом в море против Гангута, с тем чтобы привлечь на себя часть неприятельских сил и дать возможность прорваться русским галерам. Однако состояние нашего флота не позволяло покуситься на такое предприятие, и государь решился переехать сам в галерный флот, стоявший в Тверминнской губе, в 11 верстах от Гангута.
Позиция шведского флота была такова, что прорваться сквозь него силой казалось невозможным. Однако не сделать покушения пройти Гангут значило бы отказаться от дальнейших успехов на всю кампанию.
Около трех верст к северу от Тверминнской губы Гангут­ский полуостров суживается и образует ровный перешеек шириною в две версты с небольшим. Государь решил перетащить через него по настланному мосту несколько легчайших галер, атаковать ими шведский флот с запада и, пользуясь замешательством, которое должно было произвести появление наших галер в тылу неприятеля, прорваться сквозь него со всеми остальными.
25 июля 1714 года приступили к этой необыкновенной работе, но в неприятельском флоте послышалась сильная пальба, и с аванпостов дали знать, что 14 шведских судов вышли в море. Эти маневры обнаружили план неприятеля запереть и бомбардировать русский флот в Тверминнской губе.
Между тем вся остальная часть галерного флота, которой послано было повеление “выбираться из узкости”, приблизилась к Гангуту и с рассветом 27 июля 1714 года под предводительством генерал-адмирала Апраксина пустилась сквозь неприятельский флот.
Апраксин послал адъютанта Ягужинского к шведскому адмиралу с требованием сдачи. В случае отказа он грозил никому не давать пощады. Неприятель отверг предложение и приготовился к битве.

На выручку царю
В начале третьего часа пополудни авангарду был дан сигнал атаковать шведский флот. Петр I, подойдя на пистолетный выстрел к неприятелю, начал сражение, но был встречен столь сильным огнем, что его отряд пришел в замешатель­ство. Линия галер расстроилась. Невзирая на неустрашимость государя, замешатель­ство распространилось и наконец сделалось общим. Многие начали отступать, Апраксин должен был подкрепить авангард большею частью флота.
Тогда начался бой. Раздраженный упорством шведов, Петр I дал повеление абордировать его и сам со своей галерой двинулся на адмиральский корабль неприятеля. Закипел страшный рукопашный бой. Вражеские галеры одна за другой были подавлены силой и взяты. Наконец был абордирован и шведский адмиральский корабль. Гангутское сражение умолкло.
Великая победа русского флота в битве при Гангуте принесла и великие плоды. Она заставила шведов отступить от Гангута, отворила шхеры неприятеля и распространила по всей Европе весть: Россия стала великой морской державой.

Лучше смерть, а не неверность
После Северной войны в 1722 году Апраксин сопровождал Петра Великого в Персид­ский поход, неотлучно находясь при императоре в звании главнокомандующего, и незадолго до покорения Дербента едва не лишился жизни от руки одного лезгина. В 1723 году Федор Матвеевич вернулся в Петербург, где принял начальство над флотом.
После смерти Петра I Апраксин 8 февраля 1726 года был назначен членом учрежденного тогда Верховного тайного совета. Он еще несколько раз ходил в море и однажды в Ревель для прикрытия его от англичан, с которыми тогда едва не началась война. Этот выход в море стал для Федора Матвеевича последним. По состоянию здоровья он сдал свою должность и отправился в Москву, где скончался 10 ноября 1728 года.
Сегодня, оглядываясь сквозь пелену веков, понимаешь: вся жизнь Апраксина была бескорыстным служением России. И лучше всего ее характеризуют слова, выбитые на медали в честь адмирала, которая сейчас, к сожалению, уже не вручается. Эта фраза звучит так: “Лучше смерть, а не неверность”.

 

  • Федор Апраксин. Картина В.Бовина. 1848 год.
  • Битва при Гангуте. Гравюра М.Бакуа. 1724-1727 годы