С 11 августа будут увеличены штрафы за продажу табачной продукции несовершеннолетним

А спросить не с кого?

4

Терять родного человека тяжело, но еще тяжелее, когда при этом сталкиваешься с равнодушием и халатностью.
Мой муж поступил в морг в пятницу в 12 часов ночи и пролежал до понедельника в теплом помещении.  Я пришла с утра и увидела то, что не подлежит описанию... Обезображенный труп должны были еще и вскрыть. Но это не все.
Морг и предприятие, оказывающее ритуальные услуги, не согласовали размеры гроба, и пришлось не укладывать тело, а трамбовать. Все происходило на глазах родных.
Мы, двенадцать человек (дети, внуки), получили такой шок! Кто за это ответит? С кого спросить?
Жена умершего.

Такое письмо получила недавно редакция “Граней”.
Человеку, потерявшему кого-то из близких, как правило, не важно, как точно называется организация, в которую он вынужден обратиться, чтобы соблюсти все необходимые формальности по захоронению умершего. Вот и нашу читательницу это не интересовало. А в здании городского морга параллельно работают две службы: Новочебоксар­ское межрайонное отделение ГУЗ “Республикан­ское бюро судебно-медицинской экспертизы” и Новочебоксарское межрайонное патологоанатомическое отделение ГУЗ “Республиканское патологоанатомическое бюро”. И у них разные функции.
Так случилось, что в момент смерти мужчины (жена предполагает, что произошло это в пятницу) рядом не оказалось никого. Тело умершего, считает супруга, прежде чем поступило в морг, целый день пролежало в квартире.
По информации же заместителя главного врача по поликлинике Новочебоксарской горбольницы Т.Алексеевой, фельдшер скорой помощи зафиксировала смерть Р. в субботу, 22 августа 2009 года, в 22 часа 1 минуту.
Эту дату указывает и начальник ГУЗ “Республикан­ское патологоанатомическое бюро” МЗиСР ЧР С.Плюхин: “Тело покойного Р., умершего 22 августа 2009 г. в 22 часа 1 минуту (согласно медицинской документации), было доставлено в морг Новочебоксарска 23 августа 2009 г. в 0 часов 30 минут по направлению из милиции на судебно-медицинскую экспертизу в Новочебоксарское межрайонное отделение ГУЗ “Республиканское бюро судебно-медицинской экспертизы”, что зарегистрировано в журнале приема и выдачи трупов”.
Но дело в том, что, во-первых, вскрытие не производится без согласия родственников, во-вторых, во второй половине субботы и в  воскресенье не работают врачи, а в-третьих, в поликлинике в воскресенье некому выдавать справки. В результате родственники, с самого начала отказывавшиеся от проведения судебно-медицинской экспертизы, смогли получить справку о смерти без вскрытия только в понедельник утром. Его выдала в то время исполняющая обязанности заместителя главного врача по поликлинике М.Вечканова. Руководствовалась она тем, что умерший долгое время “состоял на диспансерном учете у терапевта и эндокринолога по поводу ИБС, гипертониче­ской болезни и сахарного диабета. Наблюдался регулярно”.
Медицинское свидетельство о смерти родственники усопшего получили на четвертый день после его кончины. Август же в нынешнем году был жарким... А убрать тело покойного  в холодильник было невозможно?
“В имеющуюся в Новочебоксарском межрайонном отделении судебно-медицин­ской экспертизы холодильную камеру, — разъясняет его заведующий П.Свиягин, — согласно нормативным актам помещают в следующих случаях:
1. После проведения судебно-медицинского исследования все неустановленные трупы без гнилостных изменений, а также установленные трупы с согласия род­ственников в случае отсут­ствия выраженных гнилостных изменений.
2. До проведения судебно-медицинского исследования, если труп осмотрен на месте происшествия судебно-медицинским экспертом с фиксацией трупных изменений в протоколе осмотра места происшествия. В случае помещения трупа в холодильную камеру до исследования изменяется картина трупных явлений, что в последующем не позволяет правильно установить давность наступления смерти, которая имеет большое значение для следственных органов.
Обращаю ваше внимание на то, что труп Р. не был осмотрен на месте происше­ствия судебно-медицинским экспертом, в  Новочебоксарском межрайонном отделении судебно-медицинской экс­пертизы в журнале регистрации трупов не числится, соответственно, не исследовался, и не выдавалось медицинское свидетель­ство о смерти, а потому наше отделение не несет ответственности за труп Р.
В здании морга кроме судебно-медицинской службы имеется патологоанатомическая, где работают штатные сотрудники — ночные санитары, которые принимают трупы, поступающие в морг, и регистрируют их в журнале в нерабочее время”.
Итак, отделение судебно-медицинской экспертизы и слыхом не слыхивало об умершем Р. Труп ничей, ни­кто из врачей морга им не занимался.
А ООО “Цера-Н”, оказывающее ритуальные услуги, в лице директора О.Красновой, взявшее на себя часть хлопот по проводам усопшего в по­следний путь, так объясняет произошедшее: “В воскресенье, 23 августа 2009 года, род­ственники умершего Р. пришли в магазин для того, чтобы приобрести ритуальные принадлежности. В их присутствии и с согласия продавец оформила покупку гроба. Похороны были назначены на пятые сутки после смерти, вследствие чего тело значительно увеличилось в объеме. Перед его укладкой в гроб род­ственников уведомили об этом и предложили выбрать другой. Согласия не последовало, поэтому сотрудники нашей фирмы были вынуждены уложить тело в ранее выбранный гроб”.
Выходит, виновных нет? Стечение обстоятельств?