Всероссийский конкурс журналистов «ЗОЛОТОЙ ГОНГ-2022»

Социальный проект

Конкуренция и потребительские цены

Конкуренция  и потребительские цены Из первых уст

Александр ПИРОЖЕНКО


22

Что делать, чтобы цены на рынке были приемлемыми: регулировать их или развивать конкуренцию? Этот вопрос и стал темой разговора в клубе региональной журналистики “Из первых уст”. На встречу с журналистами пришел Александр ПИРОЖЕНКО — директор департамента развития конкуренции и анализа конъюнктуры рынков Министер­ства экономического развития РФ.

— По поручению Владимира Путина разработана программа по развитию конкуренции, которая одобрена и в марте будет вынесена на обсуждение в Правительство РФ. Это будет документ прямого действия. Несмотря на кризис и сложную экономическую ситуацию, вопросы развития конкуренции ставятся руководством страны как первоочередные. В период высоких цен нам поручили разобраться с этой проблемой. Было принято правильное решение о снижении цен с помощью развития конкуренции, потому что регулирование дает быстрые результаты, но впоследствии платить потребителям приходится больше.
Однако развитие конкуренции не всегда приводит к снижению цены — это видно, например, на рынке электроэнергетики, который регулировался, а цены были несопо­ставимы, по крайней мере, с европейскими. После реформы и запуска конкурентного рынка, сравнивая его с эпохой монополизма РАО “ЕЭС”, видим, что они потихоньку растут. Это связано не с тем, что Чубайс как обычно подложил бомбу под экономику, а с особенностями самого рынка. Электроэнергия вырабатывалась на старых мощностях, которые были построены титаническими усилиями советского народа, и люди заплатили за это раньше. Мы пожинали плоды их труда, не неся инвестиционных затрат.
Объемы строительства в электроэнергетике в последнее время были мизерными. Сейчас, когда пришли новые соб­ственники, мы должны платить за строитель­ство мощностей, потому что хотим, чтобы свет горел всегда. Это стоит денег, и это все сидит в цене. Надо понимать простую истину — при плате за товар мы оплачиваем и текущие затраты, и инвестиционную составляющую. В краткосрочном периоде идет рост цен, в долгосрочном, безусловно, это приведет к их снижению, как показывает опыт развитых стран.
Пример сотовой связи — три крупных игрока на российском рынке — олигополия, но при этом жесткая конкуренция, приводящая к снижению цен. Но есть рынки, где игроков много, но это не влияет на цену. Лучшим фактором развития конкуренции являются высокие цены: чем выше, тем более интересны они для бизнесменов.
Вывод таков: распространенное мнение о том, что ФАС и антимонопольное законодатель­ство у нас плохие, неверное. Для развития конкуренции не важно, какое у нас антимонопольное законодательство и как работает ФАС. Этот орган контролирует правила игры, создавать что-то, контролируя, невозможно. Нужно устранять негативное влияние чиновников и органов власти на рыночные процессы. На самом деле, чем меньше вмешиваются чиновники, тем меньше в конечном итоге платят потребители. Министерство экономического развития РФ вносит в Госдуму поправки в Уголовный кодекс о дисквалификации чиновников за создание административных барьеров, а также в антимонопольное законодатель­ство, где более четко определены правила игры. Изменен порядок сделок, которые нужно согласовывать с антимонопольной службой.
Как формируются цены на электроэнергию в настоящее время? Мы, потребители, платим по тарифу. Цена для предпринимателей состоит из двух составляющих. Первая — тарифная, в нее входят 50 процентов цены, вторая формируется на рынке, где каждый день ежечасно проходят торги. В перспективе либерализованная, рыночная часть будет увеличиваться.
В цену активов, которые продавало РАО “ЕЭС”, были заложены инвестиционные программы, обязательства по модернизации станций. Инвесторы брались восстанавливать мощности, которые есть, и строить новые. Старые сети не позволяли удовлетворять растущий спрос, потому у нас и сформировалась самая высокая в мире плата за присоединение. Сейчас идет снижение потребления электроэнергии, и, что интересно, цены (нерегулируемые) тоже снижаются — примерно на 5-7 процентов по сравнению с соответствующим периодом прошлого года.
Существует ли со стороны государства соблазн “ручного” управления энергоотраслью? Соблазн такой есть, те же антикризисные меры нужны для того, чтобы в ущерб среднесрочным перспективам решить текущие проблемы. Но стратегиче­ское понимание правитель­ства — рынок должен быть. Если мы не знаем, сколько в каждую минуту стоит электроэнергия, не построим энергоэффективную экономику.
Галина Миронова.