Как получить субсидию на профилактику и дезинфекцию?

Все снилось, как падает башенный кран

Все снилось, как падает башенный кран Первостроители

Софья Иванова в 1960 году. Фото из личного архива.


1

Первостроитель Петр Дмитриев (именно он уложил первый кирпич в основание первого дома в Новочебоксарске) рассказал, что с 1960 года в строящемся городе-спутнике трудилась крановщицей его свояченица (сестра жены) Софья Ефимова. Мы отыскали эту женщину.


Родом Софья (в девичестве Иванова) из поселка Саланчик Шумерлинского района. Отец Михаил Николаевич трудился в леспромхозе, мать Елизавета Михайловна воспитывала детей, в семье их было пятеро. В 1960-м леспромхоз закрылся, работы в поселке не стало, и Софья поехала в Чебоксары. Весну и лето 1960-го работала на строительстве здания Чувашского драмтеатра. Говорит, тогда впервые и увидела башенный кран. То, как работают крановщики, понравилось, возникла идея самой освоить профессию. Сказано — сделано. Софья прошла обучение на курсах, черед практики настал очень скоро. Зарождающемуся городу-спутнику требовались специалисты-строители, в том числе и крановщики. Одной из первых стала Софья.
Сейчас она вспоминает, что тогда, в самом начале, на стройках Спутника были три крана. Люди на них работали посменно, потому выделить одного, самого первого в Новочебоксарске крановщика нельзя. Впрочем, Софья среди них была един­ственным стажером, все остальные — уже опытные специалисты. Вспоминает, что стажировалась у Валентина Тумакова. Первым ее краном стал
БК-215. Его особенность в том, что кабина крановщика находится внизу, сразу за ней расположены бетонные плиты противовеса. Потом Софья Михайловна стала работать и на кранах серии БКСМ, у них кабина расположена высоко.
В 1962-м она вышла замуж.
“Первые дома возводили быстро, — вспоминает первостроительница. — Сейчас даже трудно сказать, какие из них мои. Крановщиков часто перекидывали с одного объекта на другой, люди трудились посменно, поэтому говорить о личном вкладе в общее дело затруднительно. Вот школу № 1 я строила, в ней потом мои дети учились”.
Пока кран монтировали на очередном объекте, примерно на неделю крановщики становились разнорабочими. Об интересном случае в один из таких моментов рассказала Софья Михайловна.
Тогда на стройку заглянул корреспондент газеты (скорее всего, это был Петр Кольцов из “Совет­ской Чувашии”, его еще называют летописцем Новочебоксарска за серию материалов со стройплощадок города-спутника. — Прим. авт.), стал задавать всем один и тот же вопрос: “Что вы делаете?”. А рабочие завозили в тачках кирпичи по лесам на второй этаж строящегося дома. Труд напряженный, тяжелый... Ответы слышались самые разные, от “Отстань, и без тебя тяжело” до “Кирпичи везу в тачке”. И только Софья, когда очередь  дошла до нее, сказала: “Я строю дом, поэтому мне не тяжело”. В итоге именно эти слова корреспондент процитировал в своей статье.
Позже, чтобы не тратить время на сборку и разборку, башенные краны с одного объекта на другой стали перевозить по рельсам.
На стройке случалось всякое. Заслуженный строитель России и Чувашии Иван Николаев припомнил, что однажды упал башенный кран на ул. Комсомольской. Подобный случай произошел и с нашей героиней.
Дело было летом 1962 года. Возводили очередной дом на ул. Коммунистической, он вырос уже до четвертого этажа. В тот день Софья уже отработала одну смену на “высоком” кране, когда Валентин Тумаков предложил поработать и во вторую за него на БК-215. У крана оказалась неисправность: сгорела общая катушка, регулирующая подачу энергии. Однако Валентин уговорил девушку.    
“Что происходит наверху, мне из низко расположенной кабины не видно. Работала на вытянутой стреле по сигналам стропальщицы Раисы, — рассказывает С.Ефимова. — Она зацепила груз, кричит и показывает вира. Я стала поднимать, чувствую что-то непомерно тяжелое. Уже позже выяснилось, это были перекрытия весом 2,7 тонны, перегрузка при таком положении стрелы составила больше тонны. Остановилась. Кричу Раисе: “Положи на место (стропальщица должна подать соответствующий сигнал. — Прим. авт.), стрелу надо поднять”. Она меня не слышит или не понимает. “Сказано тебе вира, значит, поднимай!” — кричит.
Что делать? Кран начинает “плясать” на рельсах. С грузом поднять стрелу и таким образом увеличить грузоподъемность крана при сгоревшей катушке не получится. Я думаю: “Сейчас стрела упадет на дом — задавлю людей”. Смотрю — внизу никого нет, стала без сигнала уводить стрелу в сторону от строящегося здания. Вывела и... стала падать. Попыталась опустить груз на землю, но не успела. Кран накренился, ткнулся стрелой в землю, затем повалился набок.
Мне повезло. Кран упал башней на трехъярусные строительные леса, на которых никого не было. Мягко смял их до земли и замер. Помню, испугалась, что не выдержат крепления противовеса и мою кабину завалит бетонными фундаментными блоками. Успела подумать, что в таком случае от меня останется лишь лепешка. Но нет, крепления выдержали, отделалась лишь синяком на коленке. К счастью, никто не пострадал”.
Тот случай многое изменил. Комиссия, расследовавшая его, пришла к выводу, что причиной всему стал неисправный кран. Стропальщица Раиса сразу уволилась со стройки, пошла работать в магазин продавцом. Софья же взяла очередной отпуск.
В начале следующего года родила сына, через год дочку. Очень долго молодую мамочку не отпускали кошмары. Снилось, что кран давит ее или людей. После декретного отпуска она некоторое время еще трудилась на стройке, но всеми силами старалась избежать работы на кране. Потом поработала медсестрой.
Лишь еще через несколько лет села за рычаги, но на этот раз мостового крана в ДСК. В основном загружала железобетонные изделия на кассетовозы. Здесь она и проработала до выхода на заслуженный отдых.