Кредитные каникулы: что это такое и как ими воспользоваться

Помогая животным, мы помогаем людям

Помогая животным, мы помогаем людям Я - волонтер пункт передержки животных

Помогая животным, мы помогаем людям

Помогая животным, мы помогаем людям Я - волонтер пункт передержки животных

Помогая животным, мы помогаем людям

Владислав, 32 годаПомогая животным, мы помогаем людям Я - волонтер пункт передержки животных

Владислав, 32 года

КсенияПомогая животным, мы помогаем людям Я - волонтер пункт передержки животных

Ксения


0

Быть зоозащитником непросто, а иногда и опасно: с телеэкранов то и дело вещают об очередном поджоге приюта или нападении на волонтера, который всего лишь выполнял свою работу. В социальных сетях даже создаются группы ненависти, где защитников животных нарекают “зоошизой”, обвиняя в том, что они не помогают людям. Тем не менее волонтеры продолжают помогать тем, кому, кроме человека, больше никто не может помочь.

 

Мне удалось побеседовать с основателем одного из фондов защиты животных в Чувашии, который ведет свою деятельность уже не первый год. Заслуги Артема и сотрудников фонда невозможно переоценить: за время работы организации было пристроено (а значит, спасено) свыше 10 тысяч животных.
— Что сподвигло вас работать в зоозащитной организации? Как от простого сочувствия к брошенным животным вы дошли до помощи реальными действиями?
— Сейчас я понимаю, что это влияние мамы. С детства у нас в семье были животные, многие из которых когда-то были бездомными. Мама спасала кошек и собак и приносила их домой, будучи еще студенткой.
Волонтерство вошло в мою жизнь еще в школьные годы. Мы сажали деревья, ездили в дома престарелых с новогодними концертами. Помогать животным тогда не доводилось.
В институте нам с одногруппниками дали задание — создать мультимедийный материал на любую тему. Под впечатлением от леденящей кровь истории с московским приютом “Эко Вешняки”, где погибли сотни животных, мы решили рассказать о том, как устроены приюты, и о людях, которые помогают бездомным животным. В процессе подготовки материала мы познакомились с основателем одного из московских приютов, и его работа нас покорила. Мы поняли, что хотим стать частью благого дела.

Важен осознанный вклад
— С какими мифами о работе зоозащитников вам приходилось сталкиваться за это время?

— Бытует мнение, что зоозащитники, которые спасают животных, “попрошайничают” на сборах для своих подопечных. Конечно, легко наткнуться на мошенников, но их довольно просто распознать. Чтобы не попасться на удочку злоумышленников, попросите, например, чеки, которые бы подтвердили факт каких-либо затрат. Изучите профили в соцсетях, поищите информацию об этом физическом лице или организации в Интернете. Если эти данные расплывчаты и непонятны, то лучше не рисковать. 
— Зоозащитников нередко обвиняют в лицемерии: говорят, что они защищают лишь кошек и собак и при этом закрывают глаза на массовое разведение и убийство других животных. Как вы реагируете на такую критику? 
— Очень легко обвинять кого-то, самому при этом не делая ничего. Разумеется, это очень узкое представление о сфере зоозащиты. Есть зоозащитники, которые борются за права домашних животных, есть люди, помогающие животным в дикой природе, а есть те, кто вообще не помогает непосредственно животным, но активно продвигает идеи об этичном потреблении. Есть те, кто делает всё сразу. 
— Почему вы решили заняться таким благородным делом? 
— Во-первых, у животных нет семьи и друзей, они не сидят в Интернете и физически не могут попросить о помощи. Если четвероногому с тяжелой болезнью не поможет человек, ему не поможет никто. Кроме того, животные в России не защищены законодательно: да, в декабре наконец-то приняли долгожданный закон “Об ответственном обращении с животными”, но пока он не обеспечивает защиту животных на 100%. Многие из его положений вступят в силу только в нынешнем году (например, запрет на контактные зоопарки. — Прим. ред.).
Во-вторых, помогая животным и пристраивая их в семьи, мы помогаем и людям тоже. С появлением питомца жизнь многих хозяев преображается: кому-то собака не дает впадать в уныние, у кого-то ребенок проникся любовью к животным.
Ну и третий момент: если помогаю животным, это, конечно же, не значит, что я не помогаю людям. Я выступаю за то, что нужно менять взгляды на благотворительность: любой вклад важен, если это осознанный вклад. Отправив деньги фонду, люди должны понимать, на что именно они пожертвовали средства, а также следить, как их получатель ими распоряжается.
— За счет каких средств существует фонд?
— У нас нет государственной поддержки или постоянных финансовых спонсоров, которые могли бы обеспечить нам заработную плату. Поэтому все мы работаем на добровольной основе, каждый наш сотрудник — это волонтер, помогающий безвозмездно. Можно сказать, что мы делимся по специализациям: кто-то занимается финансами, кто-то погружен в ветеринарные вопросы, кто-то ведет соцсети.

Варианты помощи есть всегда
— Расскажите о волонтерах, которые помогают вашему проекту. Чем они мотивированы?

— Часто сталкиваюсь с мнением, что незначительные действия одного человека никак не повлияют на ситуацию в целом. Это не так. Статистика и собственный опыт показывают, что чаще всего люди приобщаются к благотворительности тогда, когда об этом им рассказывают знакомые. Несмотря на то что вклад одного человека кажется ничтожным, если таких людей десять или сто, их действия уже приобретают огромный вес. Можно сидеть и ждать, когда все проблемы решит кто-то другой, а можно пойти и действовать самому. И я думаю, волонтеры — те самые люди, которые понимают, что их навыки, знания и стремления действительно могут кому-то помочь. Мотивация — это результат: счастливые пристройства в дома, довольные животные и их новые хозяева.
Нужно отдавать животным всего себя, подарить им любовь, чтобы те, кто пострадал от рук человека, поняли, что люди могут быть добрыми и любящими.
 

КОММЕНТАРИИ

Владислав, 32 года:
—  Взяли из приюта кошечку двух лет. Сегодня она еще не до конца освоилась. Первые дни только по ночам немного выходила из-под дивана, чтобы поесть и в туалет сходить. Сейчас иногда утром спит со мной и даже на диван запрыгивает, правда, минут на пять. Очень долго привыкает, но мы терпеливы и полны понимания. Думаю, пройдет еще месяца два — и она станет полноценным и наглым (улыбается) членом семьи.

Ксения:
— Мы мечтали о четвероногом друге, а брать питомцев у заводчиков, по-моему, не совсем правильно, их все равно пристроят. И поэтому решение обратиться в фонд было для нас единственно верным.

  • Osnovnaia.jpg
  • K-s6ZCNZGrg_1.jpg
  • Владислав, 32 года
  • Ксения