Продление

Из “шестерки” путь на волю долгий

Трудовые будни ИК-6. Фото пресс-службы УФСИН по ЧР.Из “шестерки”  путь на волю долгий По ту сторону

Трудовые будни ИК-6. Фото пресс-службы УФСИН по ЧР.

Из “шестерки”  путь на волю долгий По ту сторону

Из “шестерки” путь на волю долгий

Из “шестерки”  путь на волю долгий По ту сторону

Из “шестерки” путь на волю долгий

Из “шестерки”  путь на волю долгий По ту сторону

Из “шестерки” путь на волю долгий

Из “шестерки”  путь на волю долгий По ту сторону

Из “шестерки” путь на волю долгий


0

Зона (исправительное учреждение) — это особый мир, не похожий ни на какой другой, со своим укладом, распорядком, нравами. За стенами, огражденными колючей проволокой, вышками, кажется, время остановилось, однако жизнь и здесь продолжается.

ИК-6 — колония строгого режима, и отбывают тут наказание мужчины, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления (насильники, убийцы, торговцы наркотиками, грабители). Сроки у всех большие, многие попадают сюда по нескольку раз, народ бывалый, опытный, новичков здесь не держат.
“Шестерку” начали строить в чистом поле в ноябре 71-го и официально открыли в 1978 году. Спецконтингент предполагалось использовать на объектах Минстроя и Минсельхозстроя СССР. В настоящее время находятся под стражей 1703 человека.
В исправительном учреждении мы побывали вместе с представителями Общественной наблюдательной комиссии ЧР и общественного и попечительского советов
УФСИН. Эти организации часто посещают места лишения свободы, и глас народа приносит несомненную пользу исправительной системе.
Все колонии однотипные, разделены на жилую, производ­ственную и хозяй­ственную зоны. С последней и началось наше знакомство с колонией. Сопровождали делегацию и.о. начальника ИК-6 полковник внутренней службы Николай Никифоров и офицеры штаба.
…Комнату ожиданий для родственников осужденных по­строили весной нынешнего года. Она называется “комната”, на самом деле это отдельное здание с просторным залом, пунктом приема передач, продуктовым магазином. В книге жалоб и предложений одни положительные отзывы. “По­тратились, конечно, — комментирует Николай Никифоров. — Раньше комната ожиданий ютилась в небольшом помещении в административном корпусе”.
К новостройкам относится и двухэтажное здание отдела маркетинга, в котором выставлены все образцы выпускаемой в колонии промышленной продукции, всего свыше восьмидесяти наименований. К теме производства мы еще вернемся.
С 2004-го в “шестерке” функционирует участок колонии-поселения для лиц, впервые приговоренных к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести. Содержатся пятьдесят человек. Бытовые условия хорошие, все трудоустроены. Прибывают сюда без конвоя.
В хозяйственной зоне находятся пекарня, свиноферма, бройлерный цех.
В основную зону проход через КПП с разрешения начальника. Запрещенные предметы, сотовые телефоны сдаются, журналистам рабочие инструменты (диктофон, камера) оставляют. Процедура небыстрая, в строго ограниченном количестве человек.
В жилой зоне шесть общежитий: кирпичных строений в два и три этажа на 300 и 320 койко-мест, клуб со спортивным залом, медчасть, баня, четыре года назад возвели церковь. Территория ухожена, разбиты цветники. На наше появление, на присут­ствие женщин не последовало никакой реакции заключенных. Сопровождающий офицер пояснил, что за многие годы отбывания наказания у осужденных пропадает интерес к окружающим.
Мы попали в обеденное время. В огромной столовой на 350 мест на столах стояли подносы с куриным мясом. Кто-то из коллег заметил: наверное, общественникам решили пустить пыль в глаза. Оказалось, обычный рацион, утвержденный нормами УФСИН. С питанием в колониях давно нет проблем: кормят без излишеств, но добротно и калорийно.
Недавно открыли помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора, на 80 мест, где на одного человека приходятся
5 кв. м жилой площади, почти как в Европе. Тюремное начальство всегда поругивали правозащитники за тесноту в камерах, плохое содержание подследственных. Сейчас в целом по республике острота проблемы снята. По федеральной программе запланировано строитель­ство СИЗО на 600 мест в Чебоксарах.
Еще об одном объекте нель­зя не упомянуть. На территории ИУ находится республиканская туберкулезная больница. И.о. начальника медчасти доложил, что на стационарном лечении в настоящее время 165 человек. Лекарственными препаратами полностью обеспечены. Однако смертность среди больных достаточно высокая.
В колонии трудом заняты почти все осужденные, за исключением пенсионеров, инвалидов, больных. Выпускают большой ассортимент продукции: швейную, трикотажную, столярную, собирают электророзетки, выключатели, их по­ставляют в 70 стран мира.
Есть единственное в России производство по изготовлению кольчужных перчаток и металлических фартуков для рыбной и мясной промышленности. В одной такой перчатке до десяти тысяч колец, и каждое спаивают вручную. Норма три перчатки в месяц на рабочего. Заказы по­ступают со всей страны.
По словам Николая Никифорова (он директор всего производства), финансового кризиса они на себе не ощутили, работали все эти годы с прибылью. В прошлом году выпустили товарной продукции на 180 млн. рублей, на нынешний запланировано 120-125 млн. рублей. Открывают новый цех по сборке энергосберегающих ламп, будет еще сто рабочих мест.
К слову, в Чебоксарском рай­оне ИК-6 сегодня основной налогоплательщик в местный бюджет. А до разделения границ колония относилась к Новочебоксар­ску, и можно сожалеть, что город потерял крупного товаропроизводителя.
Сотрудники не скрывают: у учреждения со строгим режимом есть свое преимущество, так как нет текучести кадров. Люди осваивают профессию, которая им может пригодиться и после
освобождения, из зарплаты выплачивают по исполнительным листам алименты, иные вычеты. Кроме того, осужденные не сидят на шее у государства: с них удерживают за питание, одежду, коммунально-бытовые услуги.
Влияет трудовая занятость и на условно-досрочное
освобождение. Нерадивым или отказникам могут перенести срок. Кадры готовят и в соб­ственном ПТУ по нескольким специальностям, недавно открыли компьютерный класс. Желающих обучаться, говорят, много.
Общественные наблюдатели серьезных недостатков в деятельности исправительного учреждения не выявили. Но никому не пожелали бы оказаться здесь. Из “шестерки” путь на волю долгий.

  • Трудовые будни ИК-6. Фото пресс-службы УФСИН по ЧР.
  • ONK_Chuvashiia_1_resize.JPG
  • ONK_Chuvashiia_2_resize.JPG
  • ONK_Chuvashiia_5_resize.JPG
  • ONK_Chuvashiia_7_resize.JPG