Онлайн-трансляции семинаров бесплатно

Чудо, которого не случилось

0

Когда в твоей жизни появляется человек, который кажется тебе самым-самым, когда ты чувствуешь, что готова быть с ним рядом всю оставшуюся жизнь, тогда появляется семья, рождаются дети. Но можем ли мы что-то сделать, чтобы сохранить свое семейное счастье? Или никто в этом не властен, кроме судьбы?

Я ждала рождения второго ребенка. Все перебирала варианты, как сделать так, чтобы старший воспринял эту новость спокойно. Думала только о хорошем. Ведь нашу семью ждет такое чудо!
День за днем, месяц за месяцем тихо и не спеша рос мой, точнее, наш малыш, такой долгожданный и желанный. Как только его движения стали ясно ощущаться, я стала прикладывать ладошки дочки к своему животу, и она говорила с братиком на своем, детском, но очень выразительном языке. В свои два годика она всерьез считала, что малыша можно угостить мандарином, протиснув его через мамин пупочек. Она уже выбрала погремушки, которые можно будет передать младенцу по наслед­ству. И в выборе имени для него дочка принимала самое активное участие. В глубине души именно о такой идиллии я и мечтала, представляла, какие замечательные у меня вырастут дети.
Но небеса имели на нашу семью другие планы. Мы возвращались из деревни, стоял ясный солнечный день, и ничто не предвещало беды. Как вдруг из-за поворота на нашу полосу выскочил черный автомобиль. Визг тормозов, крики. Говорят, авария происходит за считанные секунды, но я все видела как в замедленном кино. Как муж ударился о руль. Я пыталась удержать дочку, чтобы не вылетела (она сидела в детском кресле). А мой большой живот пережало ремнями безопасности.
Проезжавший мимо парень помог мужу вытащить меня из автомобиля и, не дожидаясь скорой, отвез в роддом. Все дальнейшее происходило как в слезливой мелодраме и как будто не со мной. Больница, семь дней в постели, капельница за капельницей.
Когда началось кровотечение, решили делать кесарево сечение. Я понимала, что срок еще маленький, рано, и малыш пинался в животе, тоже, видимо, не хотел умирать, но врачи настояли на своем. Операция длилась два часа. Родился мальчик, его поместили в кювез. Как только начала ходить, по­шла к сынишке. Разговаривала с ним: “Приве-е-ет, малыш”. По голосу он меня начал узнавать, сразу начинал махать ручками, ножками.
Каждый день я молилась, благодарила Бога, что живем. Но на четвертые сутки в трубочке, которая была у сынишки во рту (самостоятельно дышать еще не мог), по­явилась кровь. А на следующий день вызвали из палаты. Сказали: сохранить не смогли...
Наш малыш не выжил, он был еще слишком слаб. Однако мне не выдают никаких справок: ни что он родился, ни что умер. На руках лишь послеродовый эпикриз, где пишется, что родился ребенок мужского пола весом 875 г, ростом 34 см, оценка по шкале Апгар 5/6 баллов. Сказали, что таких не регистрируют. Вот если бы младенец был 35 см и хотя бы килограмм весом, или прожил 168 часов... Не дорос 1 сантиметр, недобрал несчастных граммов, не дожил пару дней...
Анна АРХИПОВА.
***
Разбираясь в ситуации, мы нашли приказ Министерства здравоохранения РФ от 4 декабря 1992 г. № 318 “О переходе на рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения критерии живорождения и мертворождения”, на основании которого действовали медики.
Учреждения здравоохранения, говорится в нем, осуществляют регистрацию в медицин­ской документации всех родившихся живыми и мерт­выми, имеющих массу тела при рождении 500 г и более, независимо от наличия признаков жизни в порядке, установленном приказом Минздрава СССР от 12 июня 1986 г.
В органах загса регистрации подлежат родившиеся живыми или мерт­выми с массой тела 1000 г и более (или если масса при рождении неизвестна, длиной тела 35 см и более, или сроком беременности 28 недель и более). Все новорожденные, родившиеся с массой тела от 500 до 999 г, также подлежат регистрации в органах загса в тех случаях, если они прожили более 168 часов после рождения (7 суток).

МЕЖДУ ТЕМ
Младенческая смертность находится на постоянном конт­роле у государства. “Показатели детской смертности характеризуют не только состояние здоровья детского населения, но и уровень социально-экономического благополучия общества в целом”, — отметила на днях супруга Президента страны Светлана Медведева на международном форуме “Пути снижения младенческой смертности: российский опыт”. По данным Всемирной организации здравоохранения, в мире каждый год умирают около 8 млн. детей в возрасте до пяти лет. В нашей стране, по данным С.Медведевой, смертность снижается.
— В современной России осуществляется целый комплекс мер по поддержке материнства и детства как в рамках национального проекта “Здоровье”, программы родового сертификата, так и целого ряда федеральных, региональных программ, призванных сохранить здоровье женщин репродуктивного возраста, выхаживать новорожденных, в том числе и с низкой массой тела, — рассказала Светлана Медведева. — В результате их реализации за последние пять лет удалось снизить младенческую смертность в России на 30 процентов.
В рамках форума состоялся телемост между Президентским перинатальным центром в Чебоксарах и Научным центром акушерства, гинекологии и перинатологии им. В.И.Кулакова в Москве.
Главный врач Перинатального центра Алла Самойлова ознакомила участников телемоста с работой отделения реанимации и интенсивной терапии для новорожденных. Здесь оказывается помощь младенцам как из Перинатального центра, так и из всех родильных домов республики, откуда дети поступают на реанимационных машинах. Удалось снизить смертность доношенных новорожденных в 5 раз, а недоношенных в 3 раза. В Перинатальном центре также начали выхаживать глубоко недоношенных малышей, новорожденных с массой тела менее одного килограмма. И если 10 лет назад из всех по­ступивших таких малышей выживали в год только четверо, то в прошлом году — уже 21. Это вселяет надежду, что случаев, подобных рассказанному в полном боли письме Анны, будет все меньше.