ХVIII Всероссийский профессиональный конкурс «ПРАВОВАЯ РОССИЯ»

Владислав Слухаенко: Вы подарили надежду нам, а мы — вам

Владислав Слухаенко — генеральный директор — художественный руководитель Донецкого республиканского академического молодежного театра. Фото с сайта donmoltheatre.comВладислав Слухаенко: Вы подарили надежду нам, а мы — вам Донецкий республиканский академический молодежный театр

Владислав Слухаенко — генеральный директор — художественный руководитель Донецкого республиканского академического молодежного театра. Фото с сайта donmoltheatre.com

Сцена из спектакля “Левша”. Фото ДК “Химик”Владислав Слухаенко: Вы подарили надежду нам, а мы — вам Донецкий республиканский академический молодежный театр

Сцена из спектакля “Левша”. Фото ДК “Химик”

Сцена из спектакля “Человек из Подольска”.Владислав Слухаенко: Вы подарили надежду нам, а мы — вам Донецкий республиканский академический молодежный театр

Сцена из спектакля “Человек из Подольска”.


0

Проведение культурно-массовых мероприятий в Донецкой народной республике приостановлено до особого распоряжения. Театры пустуют без зрителей. Но актеры Донецкого республиканского академического молодежного театра (ДРАМТ) могут отыскать лучик света даже в самой непроглядной тьме. Они ищут возможность творить и радовать публику. С начала ноября в рамках “Больших гастролей” посетят десять городов России и порадуют ценителей высокого искусства поистине глубокими произведениями. Новочебоксарцы убедились в этом на прошлой неделе на постановках “Левша” и “Человек из Подольска”. Ну, а журналисты газеты “Грани” пообщались с генеральным директором — художественным руководителем театра Владиславом СЛУХАЕНКО.

— Владислав Алексеевич, расскажите, как сейчас живет театр.
— Наш театр находится в городе Макеевке. Хотелось бы сказать, что в более-менее спокойном месте. До нашего отъезда так и было. Мы только приехали в Киров (первый город в рамках “Больших гастролей”), в тот же день в 300 метрах от театра был разрушен двухэтажный дом.
Пока действует приказ о запрете проведения массовых мероприятий, спектакли на своей базе мы не ставим. У нас идут репетиции и выездные мероприятия. Работаем достаточно активно по небольшим районам нашего и соседних регионов: выступаем в небольших ДК, актовых залах школ. Знакомим детей с творчеством Сергея Михалкова, Агнии Барто, Корнея Чуковского.
Недавно у нас состоялась премьера спектакля “Случайный человек” в освобожденном Мариуполе. Поскольку там театр разрушен, выступали на площадке Дворца пионеров. Мы под­держиваем их.
Понимаем, что в такое непростое время потребность в театре становится еще больше. Споры возникали: надо ли работать? Мы посчитали, что если врачи работают, то и мы должны. Они — целители тела, мы же лечим души.
— Значит, часть труппы сейчас осталась в ДНР, а часть с “Большими гастролями” выступает в городах России?
— Помнится, на одном из выступлений у звукооператора руки дрожали: он отвык от зрителя, от реакции, от энергетики зала. Актеры тем более. Сейчас нам гастроли дают возможность войти в рабочий режим, поддерживать творческий тонус.
Мы стараемся использовать такие возможности. Этой осенью посетили межрегиональный фестиваль “Худсовет” в Саранске, актер Александр Кузьмин стал победителем в номинации “Лучшая мужская роль второго плана” за роль старшего полицейского в постановке “Человек из Подольска”. А спектакль “У ковчега в восемь” получил Гран-при международного фестиваля детских камерных театров “Волшебный фонарик” в Санкт-Петербурге.
— Надо сказать, это не первые ваши “Большие гастроли”. Полгода назад вы посетили 13 городов России со спектаклями “Человек из Подольска” и “Как боги”. Чем отличалась прошлая поездка от этой?
— Я бы сказал, разница в восприятии. Тогда только-только началась спецоперация, на наши представления приходили министры и создавали такой пафос. Обязательно в каждом городе кто-то подходил с вопросом: “А правда, что восемь лет вас бомбили?” Подходили люди с просьбой передать какие-то вещи, лекарства.
Сколько мы ездим, встречаем многих людей, у кого родственники или знакомые живут если не в Донецке, то на Украине. Мы чувствовали их сопереживание, волнение и боль за близких, чувствовали единство народов. Но каждый раз нам приходилось доказывать, что мы не просто жители Донецка, но еще и профессионалы в своем деле. Для нас важно было именно творческое восприятие. Сейчас как-то проще стало, острота немножко спала.
— Как принимает вас зритель сейчас?
— Надо отметить, в разных регионах разная реакция. Самая сдержанная оказалась в Ижевске. В зале была такая тишина на протяжении всего представления. Мы уж и не знали, что подумать. Но услышали в конце бурные аплодисменты, и все сомнения развеялись. В Новочебоксарске нас приветствовали очень тепло. Зал реагировал на все действия, был живой и искренний.
Одно дело, когда приезжаешь на большую сцену. Зритель, который регулярно ходит в театр, подготовлен, с ним легче разговаривать, от него ждешь ответной реакции. Другое дело, когда приезжаешь в небольшой поселок: всегда есть опасения, боишься, вдруг не поймут.
Особенно это касается оптимистической трагедии (комедии) “Человек из Подольска”. Она достаточно сложная по восприятию. Некоторые зрители не понимают, что происходит, и уходят после первого акта.
— А чем был обусловлен выбор этих двух спектаклей?
— Основной фактор, как и в выборе любого спектакля, участвующего в гастролях, — это технические возможности монтажа на абсолютно разнородных площадках. Второй фактор — актуальность. Обе пьесы очень необходимы, актуальны на сегодняшний день.
Спектакль “Левша” по повести Николая Лескова, созданный режиссером Максимом Ждановичем, — о любви к Родине, о предназначении человека в жизни страны и ответственности за ее будущее.
Мы стараемся все-таки молодежь заинтересовать в великом искусстве. Поэтому классику создаем в современном прочтении, а также ставим новые постановки, такие как “Человек из Подольска”. Это история о незрелом инфантильном человеке, о самоидентификации в мире. Пьеса Дмитрия Данилова, по которой она поставлена, хорошо характеризует актуальные проблемы нашего общества. Ее дей­ствие происходит в отделении полиции. Но здесь полиция — это не просто исполнительный орган, это полиция нравов и мыслей.
На фестивале “Золотая маска” театроведы и критики отметили, что наша постановка отличается тем, что мы оставляем надежду, у нас есть свет в конце тоннеля. Это оправдано по пьесе, но почему-то большинство режиссеров предпочитают тупик. А мы считаем по-другому. Вы подарили надежду нам, а мы — вам.
— Ваши актеры — победители и призеры международных фестивалей. Не хотели ли попробовать себя в других театрах?
— Меня уже несколько раз спрашивали в ходе гастролей, не боюсь ли я, что артистов поразбирают. Состав у нас достаточно сильный. Ребята — хорошие актеры. Помимо этого, они все сейчас работают как монтировщики, костюмеры, грузчики. Потому что у нас технические цеха были большей частью мобилизованы в феврале. Это очень сильно нас сплотило. Мы как семья.
Когда вся эта ситуация началась восемь лет назад, мои родственники в Свердловске подсуетились: нашли квартиру, работу мне и жене, детям — место в садике и школе. Мы уехали, да и почти вся труппа тоже. В городе два-три актера осталось всего.
Потом потихоньку все стали возвращаться на родину. Я тоже задумался: приезжать или нет. Решил: приеду, но прежде получу российское гражданство.
Если смотреть на ситуацию с материальной точки зрения, то можно было уже давно перейти в другой театр за восемь лет. Но, видимо, у каждого из нас есть необходимость в данный момент находиться здесь, работать здесь. Для этого зрителя, в этом театре. Представлять искусство, дарить красоту и надежду.

  • Владислав Слухаенко — генеральный директор — художественный руководитель Донецкого республиканского академического молодежного театра. Фото с сайта donmoltheatre.com
  • Сцена из спектакля “Левша”. Фото ДК “Химик”
  • Сцена из спектакля “Человек из Подольска”.