Справочник по охране труда — система ГАРАНТ

Совсем не химик в “Химике”

Людмила ИСАЕВА, отдавшая многотиражке "Химик" более 27 лет жизни.Совсем не химик в “Химике” День печати

Людмила ИСАЕВА, отдавшая многотиражке "Химик" более 27 лет жизни.

Каждый номер раньше набирали вручную в типографии предприятия. Наборщица Нина Кондратова (справа) с редактором “Химика” Лией Стахеевой.Совсем не химик в “Химике” День печати

Каждый номер раньше набирали вручную в типографии предприятия. Наборщица Нина Кондратова (справа) с редактором “Химика” Лией Стахеевой.

Год 2003-й. Во время субботника пресс-служба “Химпрома” берет интервью у генерального директора Виктора Стародубцева.   Совсем не химик в “Химике” День печати

Год 2003-й. Во время субботника пресс-служба “Химпрома” берет интервью у генерального директора Виктора Стародубцева.

2006 год. С пресс-секретарем обсуждаем статью.Совсем не химик в “Химике” День печати

2006 год. С пресс-секретарем обсуждаем статью.

2013 год.  Приезд Виктора Холстова.Совсем не химик в “Химике” День печати

2013 год. Приезд Виктора Холстова.

Фото автора и из архива “Химпрома”Совсем не химик в “Химике” День печати

Фото автора и из архива “Химпрома”


0

История журналистики в Новочебоксарске началась с многотиражных газет. Их было множество, каждое более-менее крупное предприятие считало своим долгом выпускать свое издание. Именно они стали кузницей кадров для появившейся в 1979 году первой городской газеты “Путь к коммунизму”. Но к тому времени на химкомбинате уже 12 лет выходила газета “Химик”. В канун Дня российской печати мы поговорили с Людмилой ИСАЕВОЙ, отдавшей многотиражке предприятия более 27 лет жизни.


Уважаемые журналисты, издатели и полиграфисты! 

Дорогие ветераны печати и средств массовой информации!

Поздравляю вас с профессиональными праздниками — Днем российской и Днем чувашской печати!

Вашими глазами широкая аудитория следит за жизнью в республике, из ваших уст узнает о достижениях Чувашии и планах ее дальнейшего развития. Ваш труд сложен и ответственен: он формирует общественное мнение, помогает вести конструктивный диалог власти и общества, обеспечивая тем самым стабильность в республике. 

Ваша работа всегда остается востребованной, и за объективную и оперативную подачу информации читатели, слушатели, зрители отвечают вам искренним уважением и доверием. 

В Год выдающихся земляков мы вспоминаем многих представителей отрасли, внесших большой вклад в развитие Чувашской Республики. Среди них такие патриархи чувашской публицистики, как Николай Никольский, Демьян Семенов, Валентина и Михаил Ивановы и другие. 

Уверен, что пример известных соотечественников вдохновит вас на новые творческие проекты, раскрывающие богатую историю и культуру Чувашской Республики, ее уникальный потенциал.

Желаю вам интересных и ярких материалов, высоких тиражей и рейтингов, неиссякаемого творческого вдохновения и покорения новых профессиональных вершин! 

Счастья и здоровья вам и вашим близким!

Глава Чувашской Республики Олег Николаев


Как стихи в “Химик” привели

“Так случилось, что в 1985 году я переехала в Новочебоксарск, — рассказала она. — Пришла устраиваться на “Хим­пром”. Кабинет, куда меня определили, находился буквально над редакцией заводской газеты “Химик”. Ее редактором была Лия Евгеньевна Стахеева. Началось все со стихов и небольших заметок, а когда в ноябре 1986-го освободилось место, она пригласила меня на работу.

В “Химике” нас было всего трое: помимо Лии Евгеньевны еще Светлана Васильева и я. Места хватало в одном кабинете, планерки, по сути, были ежедневные. Газета выходила в черно-белом варианте на четырех страницах раз в неделю”.


Что написано пером

— Сообщали ли вы о проблемах предприятия?

— Раз в неделю наш редактор посещала заседание парткома предприятия. Те недостатки в работе цехов, служб “Химпрома”, которые там обсуждались, потом становились темами публикаций. Критических материалов выходило много. У нас был заведен специальный журнал, в котором отмечали ответы руководителей подразделений по тем недостаткам, о которых писал “Химик”. На ответ давался месяц.

— А цензура была?

— Так называемый “третий отдел” проверял, не содержатся ли в тексте сведения о технологиях и продуктах, которые были засекречены. Например, мы не имели доступа на третье производство, но у нас был свой спецкорреспондент Иван Степашин, который писал в “Химик” о том, что можно было сообщать. Кстати, Иван Степанович сотрудничал и с газетой “Путь к коммунизму” (позже “Грани”).

— Но даже если и нет никакого секрета, наверное, трудно писать о большой химии, не будучи химиком?

— Это было самым сложным. Поначалу ведь в нашем распоряжении не было никаких диктофонов, а лишь блокнот и ручка. Поэтому перепроверяли написанное у производ­ственников. 

Легче было писать о людях. Среди постоянных рубрик газеты были говорящие сами за себя “Экономика должна быть экономной”, “Народный контроль в действии”, “Комсомольский прожектор”, “Пьянству — бой!”. Например, в последней выходили сатирические материалы о тех, кого угораздило попасть в медвытрезвитель. Вести рубрику поручили мне. Однажды антигерой такой публикации даже заглянул в нашу редакцию, намекнул, что автору и кирпич на голову может упасть.   

— Были материалы, которые врезались в память?

— Где-то в самом начале девяностых Лия Евгеньевна отправила меня взять интервью у Шевницына. Он говорил много, я чуть ли не полблокнота исписала. Потом подготовила большую статью. 

Настало время показывать интервью. Отнесла текст в приемную директора. Несколько дней ответа не было. Потом вызывают. Леонид Сергеевич просит присесть. Некоторое время помолчал, потом сказал: “Вот еще такую фразу вставьте, я в прошлый раз забыл вам об этом сказать”. То есть даже в таком случае сослался на собственную забывчивость, а не на недоработку журналиста. Эту тактичность руководителя, кстати, отмечают многие, работавшие с Леонидом Сергеевичем. Раз в неделю к директору приходили люди с личными вопросами. Даже отказывая кому-то в просьбе, Шевницын умел сделать это так, что люди на него не обижались.


“Крылья” без названия 

— Расскажите о сотрудничестве с городской газетой “Путь к коммунизму”.

— Ее главным редактором с 1983-го по 1988 год был Николай Галкин. С ним мы несколько раз сталкивались в типографии в Чебоксарах, куда он приезжал вычитывать газету перед выходом. Он и рассказал, что при редакции создан своего рода клуб любителей поэзии. У объединения еще не было нынешнего названия “Крылья”, но энтузиасты поэтического слова уже собирались под крылом городской газеты. Тогда я и познакомилась с поэтами Новочебоксарска.

К сожалению, тема “Химпрома” в газете “Путь к коммунизму” была под запретом из-за производимого там химического оружия. Однако в структуре предприятия был огромный пласт так называемого соцкульт­быта: детские сады, магазины, ЖЭКи, спорткомплекс, ДК “Химик”, пионерский лагерь. Их деятельность мы освещали в полном объеме.      

 

Дело техники

— Помните, как менялось техническое оснащение редакции?

— Первая возможность записывать звук появилась у нас в 1989 году, когда новый заместитель секретаря парткома завода Сергей Котов принес в “Химик” портативный магнитофон “Романтик”. Он хоть и назывался портативным, то есть переносным, но был довольно большим и неудобным в переноске. По­этому мы стали приглашать гостей в редакцию и записывать их в помещении.

Потом у нас появились и маленькие кассетные диктофоны. 

— А какие материалы вызывали у вас наибольший эмоциональный отклик?

— Статьи о ветеранах войны — работниках “Химпрома”. В восьмидесятые их насчитывалось на заводе более ста человек. Истории действительно брали за живое. Например, работала у нас уборщица Матрена Алексеевна. Маленькая, худенькая. В 17 лет Матрену призвали на фронт, и выданная ей винтовка была выше ее. Или история другого фронтовика. Пареньком он прошел всю войну, и сберег его, как он сам рассказывал, переданный ему отцом нательный крест. Когда такие истории слышишь от людей, работающих с тобой, начинаешь иначе смотреть на них.


В новом веке

— Как с годами менялась работа редакции?

— В 1996 году с приходом арбитражного управляющего Виктора Кисина на “Химпроме” появилось свое радио. Первые месяцы мы выходили в прямом эфире. Я читала новости.

Примерно тогда же мы переехали в другое помещение, из здания отдела кадров на четвертый этаж заводоуправления. Там отдел по связям с общественностью “Химпрома” располагается и по сей день.

— Чем была ознаменована работа в новых условиях?

— Изменений произошло очень много, обо всем и не рассказать в одной статье. Я проработала до 2012 года. “Химик” стал цветным, в отделе появились дизайнеры и современная техника. В целом, “Химпром” стал открытым миру и республике. Я бываю у коллег как минимум пару раз в год.

— Что бы вы пожелали современным журналистам?

— Больше позитива! Жизнь — интересная штука, и я не устаю ей удивляться. Вне зависимости от того, работают ли журналисты в газете, на радио или телевидении, желаю им уметь замечать красоту окружающего мира, душевную красоту людей и рассказывать об этом окружающим.


  • Людмила ИСАЕВА, отдавшая многотиражке "Химик" более 27 лет жизни.
  • Каждый номер раньше набирали вручную в типографии предприятия. Наборщица Нина Кондратова (справа) с редактором “Химика” Лией Стахеевой.
  • Год 2003-й. Во время субботника пресс-служба “Химпрома” берет интервью у генерального директора Виктора Стародубцева.
  • 2006 год. С пресс-секретарем обсуждаем статью.
  • 2013 год.  Приезд Виктора Холстова.
  • Фото автора и из архива “Химпрома”