За проведение осмотра и независимой экспертизы по ОСАГО платит страховщик, а не гражданин

Небесная карета скорой помощи

30.09.2020 /
В идеале нужно, чтобы пациент прямо с каталки вертолета попадал в приемный покой больницы. И сейчас отрабатываются варианты того, как это организовать. Фото Максима БоброваНебесная карета скорой помощи

В идеале нужно, чтобы пациент прямо с каталки вертолета попадал в приемный покой больницы. И сейчас отрабатываются варианты того, как это организовать. Фото Максима Боброва

Главный врач Республиканского центра медицины катастроф и скорой помощи Ольги КраузеНебесная карета скорой помощи

Главный врач Республиканского центра медицины катастроф и скорой помощи Ольги Краузе

Командир воздушного судна Владимир Ходаковский.Небесная карета скорой помощи

Командир воздушного судна Владимир Ходаковский.

Небесная карета скорой помощи

Небесная карета скорой помощи

Небесная карета скорой помощи

Небесная карета скорой помощи

Небесная карета скорой помощи

Небесная карета скорой помощи

Небесная карета скорой помощи

Небесная карета скорой помощи


0

Появление вертолетов в Чувашии для эвакуации больных и пострадавших многие восприняли как становление санитарной авиации. Однако это совсем не так, санавиация у нас работала и раньше.

Не только самолетом

Например, в 60-х годах, когда к больным в отдаленные районы было сложно доехать на автомобиле по тряским дорогам. И потому к пострадавшим вылетал самолет Ан-2, который в народе называли “кукурузником”. Естественно, самолет мог совершить посадку только на аэродроме. Поэтому врачи, дежурившие в больнице, ехали в аэропорт в Чебоксарах, затем летели, скажем, в Алатырь. А дальше на машине добирались до деревни, где ждал помощи больной. Поскольку дороги были не очень хорошими, меньше всего времени занимал полет в район. Обратно был такой же небыстрый путь. В общем, сан­авиация была не такой стремительной, как хотелось бы.
Со временем от санитарной авиации осталось только название: столичные врачи на машине скорой помощи выезжали в районные больницы, где нужна была их квалификация. И сложилось мнение, что если республика компактная, дороги до райцентров хорошие, машины скорой помощи новые, то этого вполне достаточно. Некоторые организаторы здравоохранения уверяли, что если от самого отдаленного участка до столицы Чувашии можно до­ехать на автомобиле за 2,5 часа, то нет и необходимости в летательных аппаратах.

Вертолет — залог спасения
Однако о настоящей санавиации все-таки мечтали. Причем уже не о самолетах, которым нужна взлетно-посадочная полоса, а о вертолетах. Эта техника может сесть на любую открытую ровную площадку: хоть на опушку леса, хоть рядом с автомобильной трассой. Высоту вертолет набирает небольшую, до 150-300 метров, поэтому проблем с перепадом давления у пациентов, которых на нем вывозят, не возникает. Доставить он может больного непосредственно на территорию больницы.
По словам главного врача Республиканского центра медицины катастроф и скорой помощи Ольги Краузе, именно возможность избежать перекладывания пациента с носилок на носилки крайне важна для тяжелобольного. Соб­ственно, санавиация для таких сложных пациентов, которым промедление может стоить жизни, и нужна.

Помощь прилетает по небу
За три недели, что в Чувашии летают кареты скорой помощи, уже более десяти человек получили высококвалифицированную медицинскую помощь в ведущих клиниках республики. География постепенно расширяется. Первый пациент был доставлен из Батырева за полчаса, второй больной прилетел из Шумерли уже на следующий день: ему нужна была срочная нейрохирургическая операция. Десятый пострадавший прибыл из Канашского района и тоже к хирургам. Всех пациентов уже ждали врачи в операционных, благодаря телемедицинской связи они успевали ознакомиться с историей болезни и представляли дальнейшую тактику лечения.
Как показала практика, эвакуация пациентов по воздуху очень удобна. Самое главное — она исключает многоступенчатость доставки. Особенно это важно, когда приходится эвакуировать пострадавших с места ДТП, тяжелобольных детей, беременных женщин с осложнениями.

Я б в санавиацию пошел
Медики, которые сопровождают больных, прошли специальную подготовку. Это отдельное направление в медицине: оказывать помощь при транспортировке пострадавшего. В самом вертолете, кстати, выпущенном в соседней республике на Казанском вертолетном заводе, салон оборудован как реанимационное отделение. Здесь есть аппарат искусственной вентиляции легких, монитор жизненно важных функций, аппарат для медленного введения лекарственных препаратов и, конечно же, дефибриллятор. Если состояние больного ухудшится, то медики смогут его стабилизировать.
Своих вертолетчиков у нас в республике нет, поэтому на
аэродроме дежурят специалисты из других городов (внимание, молодежь! Специальность довольно редкая и очень востребованная). Командир воздушного судна Владимир Ходаковский полмесяца живет в Москве, полмесяца летает над полями-лесами Чувашии. Готовность к вылету у них должна быть 30-минутная, но, как правило, вылетают раньше. Во время полета экипаж постоянно на связи с медиками, которые в салоне находятся в наушниках. По словам командира, вертолет двухмоторный, очень надежный, летать одно удовольствие.

Жизнь дороже денег

Что касается пациентов, то практически самого тяжелого больного можно доставлять по воздуху, если у него нет противопоказаний к транспортировке. Ольга Краузе подчеркивает: не к авиатранспортировке, а к обычной. Также она уверена, что развивать санавиацию нужно непременно. Во-первых, это помогает пациентам получить необходимую помощь без промедлений, а значит, у них больше шансов быстро реабилитироваться. Во-вторых (и это немаловажно), чем больше полетов, тем дешевле каждый отдельный вылет бригады. Пока стоимость часа работы составляет 231 тыс. рублей. До конца года по контракту, который республика заключила с АО “Русские вертолетные системы”, нужно эвакуировать не менее 47 пациентов.
Несмотря на то что вертолет можно посадить на любую ровную поверхность, в республике планируется в течение ближайших трех лет оборудовать девять площадок. География, где они будут размещены, довольно широка: Алатырь, Канаш, Шумерля, Батырево, Ядрин, Чебоксары. Возможно, жизнь внесет свои коррективы, так что следим за развитием событий.

Ада Русакова
  • В идеале нужно, чтобы пациент прямо с каталки вертолета попадал в приемный покой больницы. И сейчас отрабатываются варианты того, как это организовать. Фото Максима Боброва
  • Главный врач Республиканского центра медицины катастроф и скорой помощи Ольги Краузе
  • Командир воздушного судна Владимир Ходаковский.
  • IMG_9837sanavitsiia.JPG
  • IMG_9880.JPG
  • IMG_9884.JPG
  • IMG_9924.JPG