За проведение осмотра и независимой экспертизы по ОСАГО платит страховщик, а не гражданин

Переводчик Библии Ева Лисина отмечает 75-летие

Ieva_Lisina.jpgПереводчик Библии Ева Лисина отмечает 75-летие культура Ева Лисина перевод библия проза Геннадий Айги

Ieva_Lisina.jpg


1
Ева Николаевна Лисина - чувашский прозаик, поэт, переводчик, член Союза писателей СССР (1988), библиограф. Ева Лисина известна читателям своими рассказами, переводом Библии на чувашский язык, а также большой работой по увековечиванию памяти своего брата, народного поэта Чувашии Геннадии Айги.  

Родилась 26 июля 1939 году в д. Именево Батыревского района. Окончила Первомайскую среднюю школу и Московскую сельскохозяйственную академию им. К.А. Тимирязева. Работала в Ботаническом саду Московского Государственного университета им. М.В. Ломоносова, в Первом Московском медицинском институте им. И.Г. Сеченова, старшим редактором Всесоюзной государственной библиотеки иностранной литературы, преподавала чувашскую литературу в Театральном училище им. М.С. Щепкина.

Ева Николаевна известна как прозаик и переводчик. Пишет с конца 60-х годов. Она член Союза писателей СССР с 1988 г., лауреат Всесоюзного конкурса на лучшую детскую книгу (1987). В конкурсе, проведенном радиостанцией «Немецкая волна», рассказ Евы Лисиной «Ломоть хлеба» занял первое место (1990).

Рассказы писательницы, по сути, это психологические этюды, крепко сбитые, внутренне емкие. «Лишь обозначая пейзаж, приметы внешности, быта, Лисина тщательно, подробно выписывает психологический рисунок, выстраивает хрупкий, подвижный, от многого зависимый мир человеческой души, прихотливую драматургию настроения, мысли — и через это выходит к характеру, судьбе» (Г. Данилова).

Перевела на чувашский язык пьесы Александра Николаевича Островского, Эдуарда де Филиппо, Пьетро Гаринеи, Сандро Джованнини и Юджина О'Нила, рассказы Варлама Шаламова, стихи Орхана Вели.

После Гран-при конкурса за лучший рассказ «Немецкой волны» Еву Николаевну стали часто приглашать в Германию, а на немецком радио звучат переводы ее рассказов.

Когда Еву Николаевну пригласили в проект по переводу Библии на чувашский язык, она практически оставила все остальные дела, уехала из Москвы в Чебоксары. Как говорит она сама, находясь в Чебоксарском женском монастыре, в полном покое и молитвенном состоянии работа идет легко, совсем по-другому. Ей посчастливилось побывать и поработать десять дней в Горненском монастыре на Святой земле, расположенном на месте дома родителей Иоанна Крестителя.

За успешную работу в литературе Еве Николаевне Лисиной присвоено звание «Заслуженный работник культуры Чувашской Республики» (2001). Лауреат премии им. В. Митты.

Основные издания Евы Лисиной: «Сказки» (1969), «Çĕньял ачисем» (Дети Синьяла, 1971, 1977, 2005), «Хĕле кĕрес умĕн» (Накануне зимы, 1974), «Хупах хăлха Илюк» (Лопоухий Илюк, 1979, 1986), «Тепĕр çул та килетпĕр» (Мы вернемся, 1989), «Пăркка мучи калавĕсем» (Рассказы дедушки Пркка, 1991), «Çăкăр чĕлли» (Кусок хлеба, 1994), «Христос Çуралнă Çĕр» (Ночь Рождества Христова, 2000), «Улăхпи» (Улыхби, 2002) и др.

 

Из Интерью Евы Лисиной газете "Грани":

 

— Ева Николаевна, кто вам дал такое имя?


— Папа. Он был замечательный педагог, легендарный учитель. Очень любил детей, они же его обожали. Я выросла без отца, но всегда чув­ствовала, ощущала его защиту. И всегда замечала, что на меня все очень внимательно смотрят. Иду по школе и чувствую: “Я — дочь Николая Андреевича”. Помню, первое сентября в первом классе стал для меня очень печальным. В тот день учительница, дойдя до моей фамилии в списке и сказав: “Ты же дочь Николая Андреевича, моего любимого учителя”, заплакала. Заревела и я, потом — весь класс.
А совсем недавно мне мое имя “помогло”. Как-то во время конференции по библей­скому переводу один участник спросил у священников: “В Библии, конечно, есть место и мужчинам, и женщинам, но все великие переводчики, вообще-то, были мужчины. Как вы относитесь к тому, что у вас и редактор, и основной переводчик женщина?” Я ждала такого вопроса. Конечно, идеальным переводчиком стал бы церковнослужитель. Но один священник встал на мою защиту: “Простим за имя ее”.