Утверждена величина прожиточного минимума на 2021 год

Застава, в ружье!

Пограничник Николай ГАЛКИН Застава, в ружье! День пограничника

Пограничник Николай ГАЛКИН

Середина восьмидесятых. Пограничная застава “Хаджи-булан”. Справа за кадром начинаются горы и расположена государственная граница. Фото сделано с пограничной вышки, из дембельского альбома Н. ГалкинаЗастава, в ружье! День пограничника

Середина восьмидесятых. Пограничная застава “Хаджи-булан”. Справа за кадром начинаются горы и расположена государственная граница. Фото сделано с пограничной вышки, из дембельского альбома Н. Галкина

Застава, в ружье! День пограничника

Застава, в ружье!


0

О службе в пограничных войсках мы больше знаем по книгам и фильмам, чем по рассказам очевидцев. В канун Дня пограничника мы попросили новочебоксарца Николая ГАЛКИНА (на фото) поделиться воспоминаниями о службе в этом элитном подразделении Вооруженных Сил. Самые интересные эпизоды его рассказа вошли в этот материал.

НАША СПРАВКА

Николай Галкин родом из деревни Испуханы Красночетай­ского района Чувашии. До армии, как и многие его сверстники, увлекался игровыми видами спорта, занимался легкой атлетикой. Нередко выигрывал районные соревнования. Перед армией выучился на водителя в ДОСААФе. Осенью 1982 года его призвали в армию.
После учебки попал на заставу “Хаджи-булан” (“Счастливый источник”), что была расположена на участке советско-иранской границы в Туркмении примерно в 150 километрах от ее столицы Ашхабада. Застава находилась в трех километрах от границы, в предгорье горной системы Копетдаг.

О службе
“Пограничный наряд — это один, два или более пограничников, выполняющих приказ по охране государственной границы России, — поделился Николай Михайлович. — На заставе используют свыше двадцати видов нарядов. Среди них, к примеру, пешие, конные и автомобильные дозоры. Один из самых редких и почетных нарядов — дозор по линии государственной границы. В таком дозоре обязательно участвует офицер. За два с лишним года службы на заставе я лишь четыре раза слышал об объявлении этого наряда, сам же в него не попал ни разу, — вспоминает наш герой. — Первый год службы в основном провел у прожектора АПМ-90 на базе автомобиля “ЗИЛ”, соответственно, мои наряды были в основном ночными”. Кстати, новые сутки у пограничников начинались в 20.00. Именно к этому времени происходит распределение новых нарядов.  

О нарушителях
“Непосредственно перед заставой — участок границы шириной 12 км, — рассказал Николай Галкин. — Левее и правее него — труднопроходимые горы. Команда “Застава, в ружье!”, означающая, что где-то на охраняемом участке сработала сигнализация, звучала по нескольку раз на дню. Обычно “виновато” в этом было какое-нибудь мелкое животное, вроде шакала. Это становилось понятно по следам, а также по оставленным на траве клочкам шерсти. Тем не менее, каждое подобное происшествие заносилось в журнал учета.
Примерно раз в квартал боеспособность заставы проверяли так называемые “учебные” нарушители. Заранее никого не предупреждали. Просто однажды очередной наряд видел во время дозора следы на контрольно-следовой полосе и засекал нарушенную целостность сигнализации.
Дальнейшие действия наряда прописаны инструкцией. К слову, они разработаны на все случаи жизни. Что чаще всего происходило в те годы? Ну, например, чабан со своей отарой в горах случайно забредет на нашу территорию. Казалось бы, бытовой случай, однако не все так просто. К разрешению инцидента подключались дипломаты обеих стран”.
Однажды границу перешла группа крестьян, бежавших от войны (Ирано-Иракская война шла до 1988 года. — Прим. авт.). В ней были как мужчины, так и женщины с детьми. “Группу мы взяли под охрану, детей накормили, — поделился Николай Галкин. — А за несколько месяцев до моего появления на заставе, советские пограничники нашей заставы задержали караван с крупной партией наркотиков. За тот случай командира заставы наградили орденом Красной Звезды”.

Праздники и будни
“На второй год службы увольняющийся дембель передал мне машину, и дальше я служил уже водителем, — вспоминает Николай Михайлович. — Бывали ли увольнительные? Поскольку ближайший населенный пункт находился в 28 километрах от заставы, то нет. Правда, мне, как водителю, удавалось выбираться туда по служебным делам. К примеру, съездить в комендатуру. Многие же безвылазно проводили на заставе все время службы. Солдату могли дать послабление: не ставить его в наряд в день рождения, чтобы человек мог спокойно написать письма домой. Но при этом даже в такой день следовало соблюдать распорядок дня: от общей физзарядки или учебных занятий никто не освобождал. Ну а самым нелюбимым временем были, конечно, праздники. Тогда застава переходила на усиленный режим охраны государственной границы, обычные 8 часов службы превращались в 12-часовую вахту”.

Домой!
Переслужив несколько месяцев, в феврале 1985 года Николай вернулся в родную Чувашию. В том же году переехал в Новочебоксарск, устроился на работу водителем в АТПО “ГЭСстрой”. Спустя год в числе первых он отправился в Чернобыль, чтобы принять участие в ликвидации последствий аварии на атомной электростанции. Но это, как говорится, была уже другая история.
 

  • Пограничник Николай ГАЛКИН
  • Середина восьмидесятых. Пограничная застава “Хаджи-булан”. Справа за кадром начинаются горы и расположена государственная граница. Фото сделано с пограничной вышки, из дембельского альбома Н. Галкина
  • vyvieska_chb.jpg