С 11 августа будут увеличены штрафы за продажу табачной продукции несовершеннолетним

Всю жизнь мечтала стать обувщиком!

Единственной обувщице города Наталии Сидоровой и 24 часов в сутки мало: настолько ценят ее аккуратную, кропотливую работу клиенты.Всю жизнь мечтала стать обувщиком! Человек труда

Единственной обувщице города Наталии Сидоровой и 24 часов в сутки мало: настолько ценят ее аккуратную, кропотливую работу клиенты.

Нашей героине помогает любимый муж Александр — тоже обувных и рюкзачно-чемоданных дел мастер. Фото автораВсю жизнь мечтала стать обувщиком! Человек труда

Нашей героине помогает любимый муж Александр — тоже обувных и рюкзачно-чемоданных дел мастер. Фото автора


0

“Набойку поменять — пожалуйста, сапог перетянуть — запросто, каблук отвалился — сейчас починим, сумка порвалась, молния сломалась — несите ко мне”. 39-летняя новочебоксарка Наталия Сидорова, мастер по ремонту обуви и сумок, согласна с тем, что это не совсем женская работа, но зато горячо любимая. 

 

Преемственность поколений
У Наталии было с кого брать пример: мама Елена Киреева (ей сейчас 65 лет) работала обувщиком, и дочь много времени проводила у нее на работе. 
“Когда я была маленькой, мама трудилась в цеху, и частенько приходила к ней. Мне там очень нравилось, — вспоминает наша героиня. — С детства хотела стать обувщиком, но мама была против, говорила, что это не женская работа, тяжело физически. Помню, у нее руки всегда болели”. 
У Наталии два брата, и Елена Ивановна видела своим преемником младшего сына, но он, проработав год с мамой, понял, что это не его призвание, и стал поваром. Мамины надежды передать опыт детям оправдала дочь. “Наташа молодец, у нее талант, все хвалят, — с гордостью заявляет Елена, — она так рвалась работать обувщиком, а я не хотела, ведь в обувной мастерской трудиться нелегко”.
Но в юности нашей героине таки пришлось послушаться маму, и Наталия на какое-то время оставила мысли о профессии обувщика. Окончила химтехникум, получила высшее образование, устроилась на маш­завод, где вскоре стала начальником лаборатории. Проработав на заводе около 8 лет, Наталия сдалась: “Я поняла, что это не мое, и пошла туда, куда меня давно тянуло, — в обувную мастерскую. Мне лет 30 было, мама всему научила, и вот уже почти 10 лет я работаю в соответствии со своим призванием. Да, это больше мужская работа, но я занимаюсь тем, от чего мое сердце радуется! Жалею только, что раньше не настояла на своем и не пошла работать, куда рвалась душа!”

 

Прекрасные обувщицы
Как признается наша героиня, в детстве она была настоящей пацанкой: “Я больше с мальчишками общалась, по деревьям лазила. Любила игрушки у брата разбирать: ему подарят машинку или пистолет, а я сначала разберу игрушку, соберу ее и только потом брату отдам. Нравилось мне такое занятие: на моей совести три разобранных калькулятора с оставшимися после сборки “лишними” деталями”.
О том, что обувщик все же неженская работа, говорит и то, что в Новочебоксарске среди мастеров по ремонту сумок и обуви больше нет представительниц прекрасного пола: Наталия и Елена Ивановна — единственные. Кстати, мама до сих пор активно помогает дочке, ведь у нее богатый опыт — 40 лет!
Интересный факт: раньше среди мастеров по ремонту обуви и сумок женщин было больше, чем мужчин. “У нас в цеху работало 15 женщин и всего пятеро ребят, — вспоминает Елена Ивановна, — а в других цехах мужчин было еще меньше, один, два!”

 

Качество уже не то
Со временем многое изменилось в этой сфере: нет уже тех больших цехов, сейчас практически не шьют обувь на заказ (раньше эта услуга была популярной). Да и сама обувь изменилась, если в советские времена она была добротная и чаще кожаная, то теперь, по словам наших мастериц, качество оставляет желать лучшего. 
“Сейчас много обуви из искусственной кожи, подделки часто встречаются, причем с первого взгляда и не отличишь. Я даже не могу дать совет, как точно определить, настоящая кожа или нет, но сама всегда отличу. Качество сейчас, конечно, не то, что было раньше... Иногда бабушки приходят с обувью советских времен (приносят, чтобы молнию поменять),   и даже если она из дерматина, выглядит как новая”.

 

С супругом вместе
Кроме мамы Наталии помогает супруг Александр, он учился у своего деда: сидел на печке и смотрел, как тот валенки чинит. Когда 20 лет назад познакомился с Наталией, уже умел подшивать обувь, подклеивать. 
“Супруг по образованию строитель, но работаем вместе обувщиками, и ему, как и мне, это занятие  нравится, — улыбается наша героиня. — У нас и хобби общее: рыбалка, дача. Видели бы вы, как я радуюсь, когда первая рыбу поймаю! Визгу-то! Самая большая пойманная мною рыба — лещ длиной от кончиков пальцев до локтя”.
Наталия признается, что, конечно, нелегко, когда и дома вместе, и на работе, и хобби одно на двоих, поэтому иногда они отдыхают порознь: Наташа встречается с подругами, а Саша — со своими друзьями. Бывают и ссоры: “У него мужской взгляд на вещи, у меня женский, пытаемся убедить друг друга, какой вариант лучше. К примеру, делаем декоративную заплатку на обувь, он мне лекало показывает, а мне как женщине не нравится, говорю: так не пойдет, вот так надо! Начинаем обсуждать, спорить”. 

 

Творческий подход
Больше всего Наталии нравится видеть результат своей работы, обожает, когда клиенты подкидывают сложные, нестандартные задачи: “Люблю работать с хоккейным оборудованием, щитки ремонтирую, краги. Меняешь наладонники и радуешься: еще послужат, ребенок в них играть будет! Как-то на чехле для барабана молнию меняли, большой такой чехол был! Нравится новое осваивать! Сначала смотришь и не понимаешь, как к ремонту подо­браться, а потом приходят интересные мысли”.
Есть в такой работе и трудности, одна из них — это общение с клиентами. “Люди все разные, — делится Наталия, — есть перфекционисты, встречаются и такие, от которых хочется сбежать, но мы стараемся быть максимально вежливыми, находить компромиссы. Бывает, что заказчику кажется, что можно все быстренько сделать, не понимает, что работа сложная, что нужно делать перетяжку и это совсем не просто. А некоторые заказы свои вовремя не забирают, вот они и лежат у нас. Один клиент через год сапоги забрал, мы ему звонили, а он: “Да-да, заберу!” И пришел, когда мы уже собирались избавиться от них”.

 

24 часов в сутки не хватает
Наталия признается, что сама тоже иногда задерживает, не успевает сделать заказ к сроку, ей катастрофически не хватает времени. И наша мастерица очень хотела бы, чтобы в сутках появился 25-й час, но не уверена, что ей этого хватит. Еще бы, ведь она делает работу тщательно, аккуратно: “Когда ставлю молнию на сапоги, стараюсь дырочка в дырочку попадать, прошиваю в две строчки. А бывает, берешь обувь, а там нитки торчат: мастер молнию отпорола, а зачищать ничего не стала, мол, и так сойдет! Я так не могу, мне даже не важно, дачную ли обувь ремонтирую или ту, что на выход, дешевую или дорогую, одинаково стараюсь”.
Кстати, в нашем городе Наталия, пожалуй, единственная, кто берет сложные заказы, многие мастера от ручной работы сразу открещиваются, а она готова целый день потратить на один школьный каркасный портфель.

 

Помогать людям приятно
Бывает, что супруги Сидоровы от чистого сердца, по-соседски помогают горожанам. Зная об этом, кто-то приносит старую сумку или обувь, которая разонравилась, а мастера-обувщики отдают их тем, кому они нужны. “Недавно бабушка пришла, худенькая — божий одуванчик, принесла старую такую сумку ремонтировать. И я ее спросила: “Вы не обидитесь, если я вам другую сумку дам?” Она так обрадовалась! Я ее потом в городе с этой сумкой видела, порадовалась за нее, так приятно было! Рюкзак порой школьный принесут, а мы его передаем многодетной семье”.
На прощание Наталия пожелала всем быть вежливее, добрее, стараться понимать друг друга, если надо — помогать, а родителям — прислушиваться к своим детям, развивать их способности, не мешать заниматься тем, к чему душа лежит!
 

Регина Максимова
  • Единственной обувщице города Наталии Сидоровой и 24 часов в сутки мало: настолько ценят ее аккуратную, кропотливую работу клиенты.
  • Нашей героине помогает любимый муж Александр — тоже обувных и рюкзачно-чемоданных дел мастер. Фото автора