Валерий ПРОВОРОВ: говорим о главном через смешное

Видео 1
Директор — художественный руководитель театра Валерий Проворов показывает программку к первому спектаклю “Дождя”. Фото Марии Смирновой Валерий ПРОВОРОВ:  говорим о главном через смешное экспериментальный театр драмы Мим-театр

Директор — художественный руководитель театра Валерий Проворов показывает программку к первому спектаклю “Дождя”. Фото Марии Смирновой

Валерий ПРОВОРОВ:  говорим о главном через смешное экспериментальный театр драмы Мим-театр

Валерий ПРОВОРОВ: говорим о главном через смешное

Валерий ПРОВОРОВ:  говорим о главном через смешное экспериментальный театр драмы Мим-театр

Валерий ПРОВОРОВ: говорим о главном через смешное


0

 О Чувашском государственном экспериментальном театре и его художественном руководителе, заслуженном артисте ЧР Валерии Проворове “Грани” писали шесть лет назад, перед 25-летним юбилеем учреждения культуры. Прошло время, недавно театр отметил свое тридцатилетие. Изменения, которые произошли за эти годы, на первый взгляд незаметны. Разве что парадный вход теперь оборудован в соответствии с программой “Доступная среда”, и заехать внутрь можно на инвалидной коляске.
Слушать Валерия Николаевича, как и прежде, безумно интересно. Два с половиной часа беседы промчались как один миг. Жаль, что невозможно передать ее целиком, остановимся на некоторых моментах.

О клоунах
— Новочебоксарцам ваше детище известно больше как мим-театр “Дождь”, но на вывеске значится другое название. Почему?
— Сначала появился мим-театр “Дождь”. Нашей основной площадкой тогда стал клуб агрегатного завода в Чебоксарах. Позже мы переехали в Новочебоксарск и взяли под свое крыло экспериментальный театр, состоявший из молодежи — выпускников института культуры.  
Некоторое время труппа объединяла представителей обоих коллективов, потом, по разным причинам, остались только актеры “Дождя”. Под вывеской Чувашского государственного экспериментального театра.
— Век актера долог?
— С самого начала в труппе заслуженная артистка ЧР Инна Смирнова, артистка Ольга Степанова. Неофициально актеров-мимов приравнивают к балетным. Конечно, хорошая физическая подготовка нужна, поэтому перед каждой репетицией разминка.
— Клоуну обязательно быть смешным?
— Клоуну обязательно быть талантливым. Кто такой клоун? В отличие от модных нынче ряженых-аниматоров это артист в роли. Даже вызывая смех, он должен нести людям что-то большее. Говорить о главном через смешное. Потому все по-настоящему гениальные клоуны пробуждают в зрителях еще какое-то чувство, помимо веселья.
— В классическом цирке есть два амплуа клоунов: рыжий и белый. У вас же в театре их больше десятка, и они не повторяются.
— Недавно мы вернулись к постановке “Этот странный”. Ей уже 30 лет. Это несколько новелл о странном клоуне, который не вписывается в общепринятые представления.
Действительно, у каждого артиста в этой постановке свое амплуа, своя маска. Сразу найти ее для конкретного артиста получается не всегда. Поэтому порой образ дорабатывается, совершенствуется.
Вот девушка в белом — мечта любого мужчины. Выплывает на сцену, производит на всех впечатление — и уплывает. Или бывший минер — вахтер на пенсии, которого играет артист Сергей Смирнов. Случается, что образы кочуют из спектакля в спектакль.
Мой герой — нечто общее между комиссаром, городовым, милиционером. Такой сборный портрет представителя власти при исполнении. Он появляется в спектакле “Ха-ха по-черному”.      
О спектаклях
— Но ведь не все постановки клоунские?
— Все спектакли разные. “Дворик” — история, произошедшая в обычном дворе в нашей стране в начале шестидесятых. По­становка пантомимическая, звучат лишь музыка и голос автора. История разворачивается вокруг больного мальчика, который попадает в наш двор на два дня и за это время переворачивает взгляды на жизнь всех его обитателей.
“Своя звезда” — пластиче­ский спектакль о детстве Андрияна Николаева, “Сказки-рассказки” — спектакль, в котором артисты говорят стихами новочебоксарки Елены Светлой.
— А последний по времени создания?
— Называется он “Картинки дворика”. Написан недавно, может, пару лет назад. Если “Дворик” рассчитан на взрослую аудиторию, то “Картинки дворика” — на детскую.
История начинается с того, что все гуляющие во дворе ребята по­гружены в свои гаджеты — телефоны, планшеты. Во время начавшейся грозы вся техника неожиданно отказывает, и дети вдруг замечают друг друга. Начинают играть с мячом, собакой, объединяются против общей опасности.
— Актуальную проблему вы затрагиваете…
— Особенно довольны учителя. Мы включили этот спектакль в репертуар относительно недавно, но я уже успел переработать первую версию.
У нас так происходит со многими спектаклями: “Бабочку” дорабатывали год, в “Клоуны и привидения” изменения вносили в течение двух лет. Все наши спектакли авторские: их вы нигде больше не увидите. Это штучный продукт. Они долго придумываются. Если появляются удачные находки, мы их обязательно потом используем. В результате все спектакли становятся долгоиграющими и живут десятилетиями.      
— Что побуждает к разработке новой идеи?
— Театр — своего рода трибуна. С ее помощью можно дотянуться до зрителя. Донести до него, пусть даже и без слов, то, что меня волнует.
— Какова тогда сверхзадача спектакля “Ха-ха по-черному”, в котором то и дело на сцену вытаскивают зрителей и ставят их в нелепые смешные ситуации? Или используете подсадных?
— Никогда! Полное название спектакля “Выпендреж-шоу, или Ха-ха по-черному”. Дей­ствительно, зрители здесь становятся полноценными участниками представления. Если бы это было исключительно издевательство над зрителем, то уже на второе представление никто бы не пришел. А зал всегда полон. Люди смеются от начала и до конца спектакля. Уже по дороге домой многие понимают, что это не просто смех. Разыгрываемые ситуации, по сути, подсмотрены в жизни: любовь, отношения с законом, преступление и наказание.          
О секретах профессии
— Вы продолжаете преподавать?
— Да, в институте культуры и искусств в Чебоксарах.
— Как изменились студенты за последние пять лет?
— Ситуация значительно ухудшилась. Отбирать практически не из кого. Тех, у кого глаза горят, катастрофически мало. К сожалению, некоторые идут в институт не для того, чтобы освоить профессию, а за дипломом о высшем образовании или вообще по иным мотивам.
В моей группе было 20 человек, осталось 14. Те, кто занимался у меня, сейчас самые активные на курсе. Главное в актерах — они не должны спать. Если актера ничего не задевает, не волнует, дело плохо.
— Чем покорили питерскую публику в этом году, когда на XIII Международном смешном фестивале получили Гран-при?
— Еще в позапрошлом году, на XI фестивале, играли “Бабочку”. Эта история подкупает своей искренностью и добротой. Вполне заслуженно тогда актриса Инна Смирнова получила Гран-при за свою роль.
На следующий год Гран-при был уже удостоен наш спектакль “Клоунский фейерверк”. Его принцип: “Играем мы — играете вы”. То есть в ткань номера мы включили детей-зрителей.
К примеру, на недавних гастролях в Нижнем Новгороде в финале на сцену вышли все дети. Смех звучал непрерывно, зрители хватались за животики. А секрет заключается в грамотной импровизации.
В этом году Гран-при присудили номеру “Кар-чирик”.
— Знаю, при театре открылась детская школа-студия.
— Их даже две. В одной четвертый год занимаются ученики седьмого класса, они все одноклассники. Моя студент­ка и актриса нашего театра Дарья Барышникова поставила с ними и их родителями (да, они согласились играть) замечательный спектакль “Праздник непослушания”.
Младшие студийцы — третье­классники, занимаются второй год. Очень непосред­ственные ребятишки, работать с ними одно удовольствие.
— Есть в семье кому продолжить ваше дело?
— У меня четыре дочери и сын. Одна из старших дочерей Анна — актриса нашего театра. Сын Иван еще школьник, с удовольствием играет в КВН. Выберет ли он сцену, будет видно.

 

Есть мнение!

Юлия Сазонкина, поклонница:
— Мим-театр “Дождь” уникален в первую очередь своими незабываемыми, предельно эмоциональными постановками в жанре пантомимической клоунады. Три раза была на “Ха-ха по-черному”. Каждый раз смеялась от души.
Любой спектакль “Дождя” — это камерная постановка, что по­зволяет всецело проникнуться атмосферой спектакля и его настроением. Зритель словно становится частью происходящего на сцене.
Все постановки настолько искренние, трогающие самые глубинные струнки души, что выделить что-то одно довольно сложно.

 

  • Директор — художественный руководитель театра Валерий Проворов показывает программку к первому спектаклю “Дождя”. Фото Марии Смирновой
  • t.jpg
  • Foto4_016m.jpg