Репетитор, изостудия, школьные кружки: как вернуть часть денег, потраченных на обучение?

Сергей Лазарев написал нам: “Спасибо, это здорово”

Видео 2
IMG_0032_Marina_Ilina.JPGСергей Лазарев написал нам:  “Спасибо, это здорово” “Russian Acapella Band”

IMG_0032_Marina_Ilina.JPG


0

О том, как выпускница новочебоксарской школы № 14 покоряет концертные площадки столицы России, почему работает в одном из самых сложных эстрадных жанров и зачем москвичам чувашские песни, мы поговорили с участницей кавер-группы “Russian Acapella Band” Мариной Ильиной.

 

В музыке с пяти лет
— Как из Новочебоксарска попасть в московский шоу-бизнес?
— Если говорить о моем опыте, я занималась музыкой с пяти лет. Окончила новочебоксарскую музыкальную школу по классу “фортепиано”, затем занималась в ЦРТДиЮ вокалом в студии “Зодиак” Марины Водениковой. Это может прозвучать странно, но, несмотря на то что в музыкалку я ходила каждый день, много раз выступала на разных городских мероприятиях, занималась по много часов, не думала, что моя судьба будет крепко связана с музыкальным искусством. Хотя, безусловно, сцена мне всегда нравилась, на ней я была “на передовой”: меня, девочку невысокого роста, всегда ставили впереди группы.
— Как ты оказалась в Москве?
— После школы поступила в Государственный университет управления на специальность “Экономика и управление в электроэнергетике”. С музыкой, конечно, никак не связано, однако в вузе нашла друзей, увлеченных этим искусством. До основания “Russian Acapella Band” все мы, семеро участников группы, выступали на студенческих площадках, представляли вуз в различных конкурсах. В 2017 году нынешний руководитель нашей группы Александр Кушнарев предложил создать свою музыкальную “банду”. А вдруг выйдем на коммерческую основу, говорил он. Почему бы нет, подумали мы и согласились.

Каждый день по четыре часа
— Акапельный жанр достаточно сложный. Почему остановились на нем?
— Сложно сказать. Может, интересно решать непростые задачи. В акапельном пении, действительно, на каждом участ­нике группы лежит большая ответственность: здесь мы не можем надеяться на минусовку, которая вытянет исполнителя, от каждого из акапельщиков зависит если не все, то очень многое. Не скрою, поначалу было сложно. Например, совмещать танцы и пение. Конечно, у солиста больше свободы, а вот у тех, кто подпевает, задача непростая: при движении держать диафрагму проб­лематично.
— Как вы научились, приспособились к жанру?
— Только у троих в нашем коллективе есть музыкальное образование, остальные — самоучки. Но мы с самого начала были слаженной командой, старались изо всех сил. На первых порах занимались сами, а с 2018 года мы стали брать уроки у Ирины Новицкой. Она работает в Центральном доме актера имени А.Яблочкиной, помогает ставить мюзиклы. Ее уроки — это нечто. Ирина объяснила, как нам работать с голосовым аппаратом, научила правильным распевкам. Она четко дала понять: если не работать над собой, в акапельном пении делать нечего. Потому сейчас стараемся репетировать каждый день. В среднем по четыре часа.

Третьи в мире
— Вернемся к истокам. Наверное, твоя “банда” сразу поняла, что без медийной раскрутки не получится?
— Конечно. Мы сразу завели профиль в “Instagram”, группу в “ВКонтакте”, канал на “YouTube”. А потом узнали, причем случайно прочитав объявление в метро, что впервые в России организуется международный конкурс “Московская весна A Cappella-2017”. Подумали: давайте подадим заявку, может, нас возьмут. Правда, не заняли никакого места, зато понравились организаторам, познакомились с другими акапельными группами. Оказалось, что в России много акапельщиков — заявки подали 170 групп со всего мира.
В 2018 году мы уже серьезнее подошли к конкурсу. Если в первый год мы перепевали аранжировки американ­ской группы “Pentatonix”, и часто нас сравнивали с ними, хотя “RA Band” до них еще расти и расти, то в 2018-м уже со своим творчеством заняли 3-е место. Тогда мы выиграли 600 тыс. рублей. За счет этих средств окупили вложения в свое оборудование и команду.
— Извини, но какое оборудование может быть у акапельщиков?
— Микрофоны. Они у нас свои. Поверь, они недешево стоят.
— В этом году будете участ­вовать в “Московской весне A Cappella”?
— Конечно. Сейчас усердно готовимся, разучиваем программу, которую представим на конкурсе в начале мая.

Это был Путин
— На “Московской весне” дело, конечно, не закончилось?
— Мы выступаем на многих площадках. Из крупных, например, в прошлом году пели на “ВТБ Арене” на концерте в честь закрытия Года добровольца в России. Там выступали многие молодые суперзвезды российской эстрады: Егор Крид, Мот, да кого там только не было. Помню, стоим за кулисами, а рядом с нами Президент России Владимир Путин. Сначала не поверили. Потом долго смотрели на него, а он на нас. Затем глава государства вышел на сцену, произнес речь, а следующими выступили мы.
Исполняли программу и в парке Горького на празднике в честь 5-летия проекта “Активный гражданин”. Еще одна площадка, где довелось спеть, — площадь Революции. Там рядом ярмарка, а это поток людей. Приятно, когда останавливаются около нас и остаются, подпевают.
— Знают ваши песни?
— Конечно. Репертуар подбираем из того, что нам нравится: как правило, это современные песни. Как-то выложили в “Instagram” кавер на творчество Сергея Лазарева, отметили его профиль. Он увидел, репостнул себе, написал: “Спасибо, очень здорово”. То же самое было с Алексеем Воробьевым. Так приятно. И все же следующий уровень — авторские песни. К нему мы сейчас стремимся.
Армянка по-грузински
— У вас есть песни на других языках. В том числе на чувашском. Зачем они в вашем репертуаре?
— Исполняя на чувашском, армянском, грузинском языках, мы хотим показать, что “RA Band” — это группа, участ­ники которой принадлежат к различным национальностям. К тому же мы как бы даем новую жизнь песне. Люди, не знавшие такую музыку, хотят потом найти ее, послушать, влюбляются в эту мелодию. При исполнении солирует человек, который знает язык. Правда, есть целый грузинский микс, который исполняет армянка. У нас есть грузин, но он битбоксер, мы его заменить не можем, потому пришлось ей освоить грузинский. Но, как она сама отмечает, языки похожи, так что после выступления никто не подходил со словами “не по-грузински поете”. Это скорее бывает, когда поем по-английски. Но мы обязательно подтянем этот язык.
— Расскажи все же, на чем вы зарабатываете? Вряд ли тех 600 тысяч рублей хватило надолго.
— У нас есть коммерческие выступления. Все чаще заказывают на свадьбы, дни рождения, корпоративы. Когда-то хотят послушать определенные песни, когда-то длинные сеты по 30 минут, часу, полтора. Кстати, некоторые заказчики просят, чтобы мы не упоминали, что выступали на их мероприятиях. А вот про что можно рассказать, это о нашем номере на свадьбе у Ирины Медведевой из “6 кадров”. Они с супругом танцевали первый танец под “Аллилуйя” Леонардо Коэна в нашем исполнении.
Сейчас больше людей стало знать про такой жанр, как “а капелла”. К нам интерес тоже вырос. Появились фанаты, которые часто пишут, приходят на концерты именно с нашим участием.

Частичка малой Родины
— Бывает, что в гуще событий задумываешься: а хорошо бы сейчас махнуть в Новочебоксарск, ну ее эту Москву?
— Бывает. Но сейчас я продолжаю учиться в магистратуре своего вуза. Да и график выступлений очень плотный: Москва, Тула, Балаково, Зелено­град, Обнинск — здесь мы успели показать свою программу за два года. А вот в Чувашию не приезжали, хотя очень бы хотелось. Но пока не зовут. Можно, конечно, договориться с небольшим клубом в Чебоксарах и самостоятельно, но пока непонятно, готовы ли местные жители к восприятию такого жанра.
Недавно я поняла, что мне хочется увеличить количество исполняемых нами песен на разных языках. Видимо, по­взрослела, и во мне проснулась искренняя любовь к малой родине. Все больше открываю для себя чувашские песни, а когда приезжаю в Новочебоксарск, постоянно разговариваю с бабушкой по-чувашски.
— Это очень трогательно.
— Наверное. В прошлом году выступали на одной из площадок, организованных в Москве ко Дню народного единства. Пели и на чувашском. После исполнения я спросила со сцены: есть кто из Чувашии? Руки подняли бабушка с внучкой. Они были так похожи на моих родственников. И тогда я подумала: как же приятно, что в Москве есть кому петь и кому понимать песни на моем родном языке.
***

ЦИТАТА

Со временем “Russian Acapella Band” становится более сплоченным, потому что мы вкладываем в коллектив все больше сил. Сейчас я понимаю, что отработать в офисе компании топливно-энергетического комплекса и потом заставлять себя идти на репетицию, брать административные ради выступления на концертах, быть ни там ни здесь — это не вариант. Пока я выбираю музыку.

 

Видео по ссылкам:

Песня на чувашском языке

Отрывки из интервью: 1 часть, 2 часть, 3 часть, 4 часть.

 

 

  • IMG_0032_Marina_Ilina.JPG