Продление

Памяти Володи Лисицына

Владимир Лисицын.Памяти Володи Лисицына прощание Владимир Лисицын

Владимир Лисицын.

Сон.  Рисунки Памяти Володи Лисицына прощание Владимир Лисицын

Сон. Рисунки

Пробуждение.Памяти Володи Лисицына прощание Владимир Лисицын

Пробуждение.

Часы. Памяти Володи Лисицына прощание Владимир Лисицын

Часы.

Ваза.Памяти Володи Лисицына прощание Владимир Лисицын

Ваза.

Улитка.Памяти Володи Лисицына прощание Владимир Лисицын

Улитка.


0

Однажды много лет назад из динамиков звучала песня Юрия Визбора “Солнышко лесное”. И Володя Лисицын, тоже ее слушавший, обмолвился, что эта песня о нем, о его жизни. Дальше в подробности он вдаваться не стал, а мне с тех пор не давала покоя мысль: что же такое, глубоко личное, видел в этих безыскусных строчках мой товарищ, походник со стажем, талантливейший художник и дизайнер, с которым мы простились в минувшее воскресенье.
Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены.
Тих и печален ручей у янтарной сосны.
Пеплом несмелым подернулись угли костра.
Вот и окончилось всё, расставаться пора.

Он пришел в нашу редакцию в 2007 году. Встретили его поначалу настороженно, потому что до него сменилось несколько человек в кресле редакционного дизайнера. Володя же задержался здесь на целых 14 лет. Фактически сектор полиграфии был основан и получил развитие именно при нем. Я же признал его своим, когда однажды зимним утром, провожая на санках маленькую дочку в садик, встретил его с такими же санками, на которых он вез сынишку.
На работе Володя Лисицын всегда производил впечатление неторопливого и основательного увальня. А может, так оно и было, его знал весь город, к нему выстраивались в очередь, чтобы сделать визитки или напечатать очередную листовку, придумать оригинальный подарок на день рождения из сферы полиграфии. Если нужно было сделать срочно, Володя не жаловался, лишь говорил: “Приходите через час”. И можно было быть уверенным, что спустя обозначенное время заказ будет готов.
Настоящее потрясение я испытал, когда впервые увидел рисунки Володи Лисицына, иллюстрирующие стихи новочебоксарских поэтов на полосе “На Парнасе”. Стихи вообще трудно иллюстрировать, но работам Лисицына это было и не нужно. Они сами по себе открывали мир, подобный тому, что создал Льюис Кэрролл, только делали это не при помощи слов, а порой одной лишь гелевой ручкой.
О взаимоотношениях Володи и бродячих кошек можно рассказать отдельную историю. Скольких котят, котов и кошек он выходил на редакционном балконе, сколько килограммов сосисок им скормил! Может, в знак благодарности, а может, просто понимая, что этот большой и с виду суровый человек обидеть их не способен в силу склада характера,  животные без опаски давали себя гладить.
Много лет подряд Володя ездил со своей семьей в Крым. И эти путешествия стали еще одной объединяющей нас темой. Уже в этом, последнем для него августе он как-то сказал: “Как же я хочу в Крым”. Увы, этой мечте сбыться было уже не суждено.
Я все же верю, что Володя ушел не в холод и пустоту. Что где-то в сплошном тумане показался кусочек живого огня, у которого его ждали настоящие друзья.
Вдруг сквозь туман там краснеет кусочек огня,
Вдруг у огня ожидают, представьте, меня.

  • Владимир Лисицын.
  • Сон.  Рисунки
  • Пробуждение.
  • Часы.
  • Ваза.
  • Улитка.