Авторское обучение О.Г. Лапиной повышение бухгалтерской компетентности в рамках подготовки годового отчета-2019

Нравится зерно убирать. И все тут!

Видео 2
Владилен Антонов — комбайнер с 14 лет — считает: “Комбайном управлять несложно, главное — любить его надо, следить за ним: чистить, смазывать, ездить аккуратно”. Нравится зерно убирать. И все тут! Человек труда Есть такая профессия

Владилен Антонов — комбайнер с 14 лет — считает: “Комбайном управлять несложно, главное — любить его надо, следить за ним: чистить, смазывать, ездить аккуратно”.

Денис Гаврилов работает комбайнером 20 лет: ““Нравится зерно убирать. Нравится — и всё тут!”Нравится зерно убирать. И все тут! Человек труда Есть такая профессия

Денис Гаврилов работает комбайнером 20 лет: ““Нравится зерно убирать. Нравится — и всё тут!”

С поля урожай — сразу в закрома.  Фото автораНравится зерно убирать. И все тут! Человек труда Есть такая профессия

С поля урожай — сразу в закрома. Фото автора

Нравится зерно убирать. И все тут! Человек труда Есть такая профессия

Нравится зерно убирать. И все тут!

Нравится зерно убирать. И все тут! Человек труда Есть такая профессия

Нравится зерно убирать. И все тут!

Нравится зерно убирать. И все тут! Человек труда Есть такая профессия

Нравится зерно убирать. И все тут!

Нравится зерно убирать. И все тут! Человек труда Есть такая профессия

Нравится зерно убирать. И все тут!


0

Пыль столбом, лязг железа, васильки в золоте пшеницы, покорно склоняющей колоски перед режущим аппаратом рычащей многотонной машины — на полях Чувашии сейчас жаркая пора. Работники сельского хозяйства стараются успеть собрать урожай до конца недели, потом обещают дожди. Мы заглянули на одно из полей возле деревни Чиршкасы (рядом с поселком Кугеси), чтобы расспросить о такой экзотической для XXI века профессии, как комбайнер.

 

По полю сновали три комбайна. Быстро закончив полосу, лихо разворачивались и принимались за другую. Два из них марки “Полесье” сравнительно новые, 2013 г.в., третий — “Дон” — постарше, 2008 г.в. Они работают на полях СХПК “Колхоз им. Куйбышева”. К колхозу относятся три деревни и около 800 га земли. Площадь одного поля варьируется от 40 до 100 га. Три комбайна вполне справляются с таким объемом.

Пыльный и в мазуте
Первым моим собеседником стал 37-летний Денис Гаврилов на красном комбайне “Полесье”. Заглушив двигатель и остановив мотовило, спустился откуда-то сверху, пыльный, в мазуте, но исключительно очаровательный. Денис убирает яровую пшеницу. Это поле комбайнеры почти закончили, осталось еще два. “Идеально, когда за день получается 35-40 тонн зерна. Кроме зерна убираем еще траву, гречиху, люцерну”, — рассказал Денис.
Работает Денис комбайнером с 1999 года, родился и живет в деревне Синьялы, на вопрос, почему выбрал такую профессию, ответил: “Нравится зерно убирать. Нравится — и всё тут!” 
В комбайне вполне удобно: есть и кондиционер, и магнитола. Максимальная скорость этой машины — 20 км/ч, по полю едет со скоростью 3-4 км/ч, за смену расходует около 500 л солярки.
Как и в любой профессии, у комбайнеров бывают трудности. “Самое сложное — это когда поле плохое, с колдобинами, — делится Денис, — комбайн тогда землю начинает захватывать, чистить часто приходится. Когда сорняков много, тоже нехорошо, комбайн стопорится. Вчера измельчитель пришлось чинить, вибрировать начал под конец рабочего дня. Сегодня утром заварили, и вот работаю”. Закончив краткий разговор, Денис заторопился наверх, за руль своего полевого корабля: работа-то стоит... 

Я технику люблю!
Но тут к нам подрулил 49‑летний Владилен Антонов, житель деревни Сятракасы. Он тоже работает на “Полесье”, сейчас собирается ссыпать урожай в грузовик. Пока зерно лилось в кузов, Владилен рассказал, что начал управлять комбайном уже в 14 лет. Он с самого детства любил возиться с техникой. “Всегда мечтал стать механизатором. Начал с велосипеда — собрал из старых деталей, потом мопед собрал, мотоцикл. “Запорожец” купили, и его ремонтировал, “Жигули” были, “Волга” — с ними тоже возился. Комбайном управлять несложно, главное — любить его надо, следить за ним: чистить, смазывать, ездить аккуратно. Если, к примеру, гнать на нем, то зерно будет нечистым и начнет назад выходить, а это потери. То же самое, если барабан, решёта, вентиляция не будут отрегулированы”, — поделился тонкостями своей работы Владилен.

Хорошее поле, как и хлеб, еще поискать надо
Владилен поведал нам, что количество и качество зерна зависит от земли, от того, как ее прикармливаешь: “Если подкормки нет, то с земли ничего не возьмешь. Здесь 10 центнеров вышло — это мало, раньше с одного поля убирали 34-40. Сейчас удобрение дорогое, поэтому часто сеют без него, и на некоторых полях даже сорняки не растут”.
К хлебу у нашего комбайнера тоже есть претензии, считает, что в наше время хорошую буханку найти не так-то просто: “В советское время хлеб был вкусный и хранился долго, неделю мог лежать и оставался съедобным. А сейчас некоторые частники дрожжей много пускают в тесто, хлеб или быстро черствеет, плесневеет, или клейким становится, такой даже собаки не едят! Я покупаю мраморный хлеб (наполовину белый, наполовину черный) в Чиршкасах — вот он вкусный!”

Музыка комбайна
Работать целый день в поле совсем не скучно, уверяют комбайнеры. То зайчик встретится, то лисичка, то тетерева; кругом красота, простор — иной раз петь хочется! Но песни комбайнеры не поют: слушают музыку своего агрегата, ведь это очень важно! 
“Когда хорошо, ритмично работаешь, то комбайн поет, и нужно всегда прислушиваться. Если в пении появляются дребезжание, грохот, вибрация, значит, что-то пошло не так, надо остановиться и выяснить. Например, грохот может возникнуть, если в барабан что-то залетело, а там большие обороты — 800-850, как в стиральной машине. Попадет что-то, и комбайн может поломаться”, — объясняют мне капитаны полевых кораблей.

А зимой — бульдозер
Уборка урожая начинается в июле и, как правило, заканчивается к сентябрю. Но в этом году из-за дождей процесс несколько затянулся, и сейчас по всей республике грохочут комбайны, чтобы успеть убрать зерно до того, как погода испортится. А когда весь урожай соберут, комбайнеры не отправятся в длинный отпуск до следующего лета, зимой для них тоже хватает работы.
“Я снег чищу, — делится Владилен, — в 8 деревнях дороги расчищаю бульдозером. Мне без разницы чем управлять: трактором, комбайном, бульдозером, экскаватором — всё нравится!”

Комбайнеры — вымирающие мамонты
По словам нашего героя, трактористов, комбайнеров сейчас осталось мало: “Молодежи нет, уезжает она в Москву на заработки. Новое поколение не хочет возиться в грязи, мазуте, легких денег ищет. Да и интересы у молодых другие: сидят в Интернете, в телефон нос уткнут — и ничего не надо. Мы же работы не боимся, но нас остается всё меньше. Мы как вымирающие мамонты, скоро по пальцам пересчитать можно будет”.
Остается только надеяться, что наши “мамонты” будут жить долго-долго и что романтика полей нет-нет да будет притягивать молодежь. А то как бы не остаться нам без хлеба через десяток-другой лет.

 

 

Регина Максимова
  • Владилен Антонов — комбайнер с 14 лет — считает: “Комбайном управлять несложно, главное — любить его надо, следить за ним: чистить, смазывать, ездить аккуратно”.
  • Денис Гаврилов работает комбайнером 20 лет: ““Нравится зерно убирать. Нравится — и всё тут!”
  • С поля урожай — сразу в закрома.  Фото автора
  • DSC_1522.JPG
  • DSC_1547.JPG
  • DSC_1562.JPG
  • DSC_1561.JPG