В Чувашии самозанятые появятся уже 1 июля.

Несколько дней и ночей с Дмитрием Астраханом

Дмитрий Астрахан побывал и в Новочебоксарске.  Фото Валерия Бакланова. Несколько дней и ночей  с Дмитрием Астраханом интервью Встреча астрахан

Дмитрий Астрахан побывал и в Новочебоксарске. Фото Валерия Бакланова.


0

Широкой публике режиссер Дмитрий Астрахан известен прежде всего по двум картинам: “Ты у меня одна” и “Все будет хорошо”. Они обе, а также самая первая лента Астрахана “Изыди!” и одна из последних “На свете живут добрые и хорошие люди” вошли в программу показа “Ночь фильмов Дмитрия Астрахана”, который в рамках Чебоксарского международного кинофестиваля состоялся в кинотеатре “Сеспель”.

Пресс-конференция
О своих впечатлениях от этой ночи режиссер рассказал на следующий день на пресс-конференции: “Зал перед началом показа оказался заполнен процентов на восемьдесят, причем в основном молодежью до 20 лет. Честно говоря, ожидал, что аудитория будет по­старше. Возникла мысль, что, возможно, пришли с другой целью, не из-за кино, но во время просмотра убедился, что это не так.
Первым показывали фильм “Изыди!”, снятый более 20 лет назад. Прислали далеко не лучшую копию, черную, на которой почти ничего не видно. Ну все, думаю, сейчас зритель пойдет из зала. Нынешнее поколение привыкло к фильмам другого качества изображения, снятым по иным даже технологиям. Я был тронут зрительской реакцией. Многие плакали, говорили, что потрясены. Я пообщался потом с ребятами. Кто-то из них сказал: “О нас, молодых, обычно так плохо думают. Говорят, что мы примитивные, нас ничто не интересует. Но это не так...”.
Я потом уехал, вернулся в кинотеатр через несколько часов. Хотел посмотреть, сколько людей останется. Увиденное просто потрясло: остались почти все. А больше всего меня удивили глаза зрителей: умные, ищущие, готовые узнать и принять что-то новое, светлое. Я в первый раз в Чувашии и Чебоксарах, но что-то, видимо, очень правильно делается в этом городе по воспитанию молодежи, если у юношей и девушек здесь такие одухо­творенные глаза и лица. В целом у меня осталось очень “созидательное” впечатление”.

Путь к творчеству
О своем пути в профессию Дмитрий Астрахан рассказал на встрече со студентами и преподавателями Чувашского государственного института культуры и искусств.
“В детстве я никакого отношения к творчеству не имел. Учился в физико-математической школе. Занимался математикой и классической борьбой. Единственное, дурака валял на кухне, перед братьями. Вроде делал это похоже, как они говорили. Родители мои историки: отец — профессор, мама — кандидат наук. Оба считали: чтобы мальчик стал успешным, ему надо получить техническое образование. По этой проторенной тропе я и шел. Поступил в 1974 году в электротехнический институт. Однажды со знакомой по имени Настя, которая играла в самодеятельном театре, попал на репетицию. Девушка возьми да и пошути, мол, молодой человек пришел к нам поступать. Меня по­просили прочесть что-нибудь. Куда деваться, я стал читать “Реквием” Ахматовой...
Ночью мне позвонила Настя и заявила, что если я всерьез решил стать актером, то должен прийти наутро в студию и начать репетировать главную роль.
Через два месяца я играл на сцене. Посмотреть спектакль пришли моя мама, братья, дядя, который был в это время у нас в гостях. Они досмотрели представление до конца, и братья мои сказали: “Димка, ну как на кухне!”. У меня братья все умные, сейчас кандидаты наук. Шли на спектакль с некоторой иронией, но в ходе представления она пропала. Мама удивилась, что по ходу действия я смог заплакать. А отец, хотя и не ходил на спектакль, заметил, обращаясь к матери: “Сусанна, это серьезно”. И оказался прав.
Я увлекся и осознал, что ничем иным заниматься не хочу”.

Как стать режиссером и за что ему платят
“Почему именно режиссер? Мой первый театральный педагог Владимир Бродянский однажды сказал: “Не иди в актеры, поступай сразу на режиссерский факультет, иначе потом тебе станет скучно”. Позже я понял его правоту: артист — фигура абсолютно зависимая. Если играет хорошо, то не будем строить иллюзии — это заслуга режиссера. В случае провала вина также ложится на того, кто ставит спектакль, ведь любой артист, если его приняли в театральный институт, человек способный. Их там отбирают при поступлении.
Однажды, когда мы компанией сидели у Насти, а была она дочерью режиссера оперного театра Тихомирова, меня позвал ее отец и говорит: “Что ты дурака валяешь, иди на режиссуру”. Оказывается, он видел наши спектакли и заметил, что я играю так, как должен играть режиссер. Я в ответ стал что-то мямлить, что по этой специальности ничего не читал, имею лишь базовые театральные знания... В общем, Тихомиров позвонил Музилю, который набирал курс, и меня рекомендовал.
Так я поступил, по сути, по блату. Экзамены сдал ужасно, поскольку не знал даже, чем Мейерхольд отличается от Станиславского. Но все это не главное, пробел в знаниях можно восполнить. Важнее в режиссерской профессии другое. Если у вас есть логика анализа и вы можете понять, что кем двигало, разобраться в закономерностях человеческих взаимоотношений, то можете стать режиссером.
Приведу в пример классическую пьесу “Ревизор”. Что движет городничим и остальными персонажами? Страх, что приедет проверяющий и поснимает всех с теплых мест. Я видел постановку, на мой взгляд, великолепного режиссера, где все было проанализировано по-другому. При получении “пренеприятного” известия персонажи пьесы... обрадовались, поскольку на них наконец обратило внимание высокое начальство и все должно чудесным образом измениться. Режиссер очень логично выстраивал эту цепочку и доводил до финала, где все надежды городничего и компании в один момент рушились. Казалось бы, тот же самый, сто раз прочитанный и знакомый текст, но совсем другая история рассказывается зрителям. Вот что я называю открытием.
Самое простое — переодеть героев классических пьес в современные костюмы, дать им в руки мобильные телефоны. Но что изменится, кроме антуража? На мой взгляд, не важно, какие в пьесе костюмы, важно, что кем движет. Это то, за что режиссер получает день­ги. Если нет режиссерского решения — зарплату ему платить не нужно. И без него можно собраться, проговорить текст с известной долей горячности. Чем неожиданней решение, которое предлагает режиссер, тем больше ему платят. Все очень просто”.

Кино — важнейшее из искусств...
“Конечно, я хотел снимать кино. Как только понял, что имею успех у тысячного зала, подумал: может, и вся страна будет аплодировать? Однако киноотрасль в советское время была закрытым клубом. В него люди со стороны попадали очень редко.
Первый мой киноопыт — съемки спектакля “Роковая ошибка” по Рощину на Свердловском телевидении. За десять дней тремя камерами зимой на натуре мы сняли двухсерийный фильм. В комнате репетировали с артистами, потом выходили на мороз и быстро играли перед камерами. Несколько позже этот фильм мне пригодился в роли визитной карточки, чтобы показать, кто такой Астрахан.
Примерно в то же время я по­знакомился с Олегом Даниловым. Впоследствии он стал автором сценариев всех моих фильмов (а их на сегодня более двадцати). Потом выяснилось, что его и моя мама были однокурсницами, даже по­другами, но в детстве мы не общались, он старше меня на семь лет. Он посмотрел мои спектакли, впечатлился и стал первым, кто назвал мое имя в кулуарах “Ленфильма”. Спустя некоторое время меня по­звал в свою творческую мастер­скую Алексей Герман.
В конце восьмидесятых — начале девяностых очень актуальны стали межнациональные взаимоотношения. Конфликты вспыхивали то в одной точке Советского Союза, то в другой. Мы задумали снять кино о еврейских погромах начала двадцатого века. Но оно не ограничивалось еврейской темой. Главная мысль фильма заключалась в том, что обычным людям межнациональная вражда чужда и что за разжиганием ее стоят определенные силы. Сценарий писали вместе с Олегом Даниловым.
Герман заявку одобрил, сказал, что на съемки есть сто тысяч рублей. А для полноценного фильма требовался миллион. Вот тут проявились мои качества продюсера. В общем, когда я нашел деньги на съемки, на “Ленфильме” пошли слухи, что за Астраханом стоит еврейская мафия”.

Эксклюзив для “Граней”
Программа кинофестиваля была весьма насыщенной, но нам все же удалось задать режиссеру несколько вопросов.
— Вы ставили спектакли в разных ТЮЗах страны. Работа с дет­ской аудиторией как-то по­влияла на ваши фильмы? Какие запреты существуют для вас в кино?
— Во-первых, у меня в кино никогда не матерятся. Во-вторых, все, что не может посмотреть ребенок, я стараюсь в кино не показывать. Сцена насилия, если она есть, должна быть оправданна, являться не смакованием, а выполнять определенную художественную задачу. Взять к примеру драму “Из ада в ад” о событиях в послевоенном польском городе Кельце. Там страшные сцены, фильм не для детей, но в нем нет ничего, что не может посмотреть 15-16-летний подросток.
— В вашей фильмографии значатся комедии, драмы, даже фантастика. Есть любимый жанр?
— Я согласен с Вольтером: все жанры хороши, кроме скучного.
— В процессе съемок сценарии Олега Данилова подвергаются изменениям?
— Олег — нормальный человек и к предложениям что-то улучшить относится адекватно. Адаптирует, переписывает, меняет... Есть одно мерило — зрителю должно быть интересно. Остается также неизменной главная идея, которую хотим донести до зрителя. Хотя случаются ситуации, когда уже на съемках идет выбор финала. Так было с фильмом “Ты у меня одна”, мы сняли два варианта финала.
— Какой из них правильный?
— Тот, что остался в картине.
— У вас есть любимые актеры, кого предпочитаете снимать?
— Каждый раз я беру на роль человека, который, по моему мнению, лучше всего ее сыграет. Соображения дружбы или симпатии в работе неуместны.
— Что ждет ваших поклонников в ближайшем будущем?
— Фильм “Ночной таверны огонек”. Он уже снят, скоро должен выйти на экраны.
 

Наше досье
Дмитрий Астрахан родился в 1957 году, был самым младшим, пятым сыном в семье. После школы сменил несколько вузов, пока не был принят в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (ныне Санкт-Петербургская государственная академия театрального искусства. — Прим. авт.), класс Александра Музиля. Окончил учебу в 1982 году. С 1981 по 1987 год — режиссер Свердловского ТЮЗа. Затем была стажировка у Георгия Товстоногова в Ленинграде. С 1991 по 1995-й руководил Театром комедии им. Н.Акимова в Санкт-Петербурге.
Свой первый фильм “Изыди!” выпустил на экраны в 1991 году. Затем были “Ты у меня одна” (1993), “Все будет хорошо” (1995), “Перекресток” (1998), “Желтый карлик” (2001).
Женат. Отец шестерых детей.

  • Дмитрий Астрахан побывал и в Новочебоксарске.  Фото Валерия Бакланова.