ХVIII Всероссийский профессиональный конкурс «ПРАВОВАЯ РОССИЯ»

Монетизация истории фашизма

Замученные дети. Сталинград. При подготовке статьи использована информация с официальных сайтов Нюрнбергского процесса и ПомнивойнуМонетизация истории фашизма Правда о войне

Замученные дети. Сталинград. При подготовке статьи использована информация с официальных сайтов Нюрнбергского процесса и Помнивойну


0

Если бы не героизм советского солдата, я не знаю, остался бы кто-нибудь в живых, чтобы родить Ангелу Казмерчак (Каснер), но точно знаю, что полячка Ангела Меркель канцлером Германии не стала бы никогда

Эх, как нас, россиян, всколыхнул уренгойский подросток. Клеймили, бичевали. Позору предали. Хорошо. Вспомнили подвиги дедов и отцов, поделились историей с миром. На защиту Родины и Памяти встали. Очень хорошо. Значит, не зря судьба подкинула нам такую задачку.

 

Без знания
А что мог знать уренгой­ский парнишка о фашизме и войне? Только то, что есть в Интернете: красивые танки, лакированные “Мерседесы” и бравые арийцы, под губную гармошку проехавшие полмира до Сталинграда. Безобидно так проехались, как в стрелялках планшетных. С ветерком и букетами.
А то, что на пути к Сталин­граду этот немецкий солдат, носитель фашистской идеологии, по колено брел по крови, насилуя, сжигая, уничтожая всех — от грудных детей до седоволосых стариков, мы уренгой­скому подростку не рассказали. Потому что нам страшно, не то что рассказывать, даже думать страшно.
Это наша беда и наша вина. Моя вина потому, что я, жительница Полесья, от своих родичей знаю о зверствах “гуманных” фашистов. Это рядом со мной Хатынь — одна из 600 таких же сожженных деревень. Это на моей земле в Красном Береге обескровливали детей. Это я, потомок чудом выживших в фашистском аду, не рассказала, что за рождение одного послевоенного ребенка отдали жизни тысячи совет­ских людей.
В бою. В газовой камере. На виселице. На каторге. В концлагере. В рабстве.
Да, больно вспоминать. Страшно писать. Но еще страшнее молчать. Нельзя допустить, чтобы в головы поколения хайпа, пепси и фейка вбивалась ложь о гуманности фашизма и под широкую кампанию покаяния немецкого народа за этот фашизм переписывалась мировая история.
Начало
Программа покаяния немецкого народа за зверства фашистов в годы Второй мировой первый раз пришла в Россию в конце 80-х. Моему отчиму Дмитрию Ильичу Мехедову предложили немного марок за то, что его в 1941-м в 13-летнем возрасте угнали в рабство в Германию.
Он не любил вспоминать эти четыре года украденного детства. Каждый мой вопрос заставлял его обмирать, глаза становились прозрачно-стеклянными, погруженными в прошлое.
— Много вас тогда угнали?
— Всех детей подчистую, лет с трех. Облава была. Эшелон набили, в нашем товарняке мы спали сидя друг на друге, на пунктах сортировки трупы убирали.
Я белобрысый был, и кончик носа бульбочкой. На первой пересылке всех чернявых, носатых и цыганистых отсортировали. Мне вообще повезло: ехали долго, я не заболел и не умер, на кровь не взяли, в Польше не высадили, и я к бауэру попал.
— Что там делал?
— За свиньями ухаживал. С ними жил, с ними и ел из одной шайки. Первое время они кусались. Сильно кусались. А потом ничего, привыкли ко мне.
Наш бауэр неплохой был: почти не бил, да и девочек на работу не брал. Им совсем плохо было, они ведь у нас красивые. Детки у них рождались, их сразу свиньям жрать бросали. Наш нет, девочек не брал.
— Домой когда попал?
— В конце 45-го. Американцы долго нашим передавали.
— А сколько человек вернулось из знакомых?
— Я один.
Мой отчим Дмитрий Ильич Мехедов деньги не взял.

Свидетельства
Из того военного поколения мои земляки покаяния за фашизм не приняли. Слезы, кровь, убийства родных и украденное детство на деньги не обменяли.
Так вот, для тех, кто не удосужился узнать, что фашистский солдат делал под Сталинградом, я предлагаю выдержки показаний свидетелей из приговора Нюрнбергского трибунала.
“…Я предъявляю Суду под номером СССР-197 показания одного из непосредственных участников изготовления мыла из человеческого жира, препаратора анатомического института в Данциге Зигмунда Мазура.
Вопрос: Расскажите, как производилось мыловарение из человеческого жира при анатомическом институте города Данцига.
Ответ: Рядом с анатомиче­ским институтом в глубине двора летом 1943 года было по­строено каменное одноэтажное здание из трех комнат... для обработки трупов и вываривания костей. Так было объявлено официально профессором Шпаннером.
Именовалась эта лаборатория лабораторией для изготовления человеческих скелетов и сжигания мяса и ненужных костей. Но уже зимой 1943/44 года профессор Шпаннер приказал собирать человеческий жир и не выбрасывать его. Это приказание было отдано Рейхерту и Боркману.
В феврале 1944 года профессор Шпаннер дал мне рецепт приготовления мыла из человеческого жира… Точно так же, как человеческий жир, профессор Шпаннер приказал собирать человеческую кожу…”
Из обвинительной речи Главного обвинителя от СССР генерал-лейтенанта Р.А.Руденко:
“В урочище Благовщина (Белоруссия) обнаружены 34 ямы-могилы, замаскированные хвойными ветвями. Некоторые могилы достигают в длину 50 метров. При частичном вскрытии пяти могил в них на глубине трех метров найдены обуглившиеся трупы и слой пепла толщиной от половины до одного метра.
Вблизи ям Комиссия нашла множество мелких человече­ских костей, волосы, зубные протезы и массу всевозможных мелких вещей личного обихода. Следствием установлено, что здесь фашисты истребили до 150 тысяч человек…”.
Не забыть!
В деревне Красный Берег в Гомельской области во время войны находился один из самых жутких концлагерей Второй мировой. Сюда немцы собирали детей в возрасте от 4 до 15 лет из соседних районов, чтобы выкачивать у них кровь.
Детская кровь предназначалась для переливания раненым немцам в госпиталях. Считалось, что она более здоровая, чистая, чем у взрослых. В Красном Береге был апробирован новый “научный” метод забора крови — выкачивалась вся кровь за один прием. Обескровленные тела ребятишек увозили и сжигали.
На архивном фото времен Сталинградской битвы не куклы, брошенные детишками в снег за ненадобностью. Это замученные фашистами сталинградские дети. Они так и остались детьми, не успели вырасти, полюбить, родить детей, не дождались внуков.
Я не понимаю, кому нужна гуманизация и инкарнация фашизма. Мой разум не может вместить, как можно забыть миллионы людей, уничтоженных фашистами. Мне тревожно, что замалчивается правда о зверствах фашистов в Освенциме, Дахау, Майданеке, Треблинке, Саласпилсе. В этот перечень добавьте фашизм, нацизм и поднимающий голову реваншизм. Все это должно быть предано не забвению, а проклятию.
Нельзя забывать, что советский солдат после четырех лет кровопролитной войны в знак победы над фашизмом 1 мая 1945 года водрузил Знамя Победы над рейхстагом. И если бы не героизм этого советского солдата, я не знаю, остался бы кто-нибудь в живых, чтобы родить Ангелу Казмерчак (Каснер), но точно знаю, что полячка Ангела Меркель канцлером Германии не стала бы никогда.
 

Любовь Шипеева
  • Замученные дети. Сталинград. При подготовке статьи использована информация с официальных сайтов Нюрнбергского процесса и Помнивойну