Уточнены требования к естественному освещению школьных помещений

Евгений Щегольков: Важно быстрее определиться с отметкой водохранилища

Главный инженер филиала ОАО “РусГидро”  —  “Чебоксарская ГЭС”  Евгений Щегольков. © Фото Валерия БаклановаЕвгений Щегольков: Важно быстрее определиться  с отметкой водохранилища Чебоксарская ГЭС ОАО «РусГидро» 68-я отметка

Главный инженер филиала ОАО “РусГидро” — “Чебоксарская ГЭС” Евгений Щегольков. © Фото Валерия Бакланова


0

Сегодня на Чебоксарской ГЭС успешно выполняется программа комплексной модернизации, ее основная цель — полная замена к 2025 году оборудования, отслужившего нормативный срок эксплуатации. Эффективно реализуется экологическая политика ОАО “РусГидро”, суть которой — энергосбережение, рациональное использование природных и энергетических ресурсов, снижение возможного негативного влияния на окружающую среду. Один из руководителей и непосредственный участник крупномасштабных проектов — заслуженный работник гидроэнергетики Евгений ЩЕГОЛЬКОВ.

— Евгений Юрьевич, как вы стали гидроэнергетиком?
— Родился в Магнитогорске в 1963 году. Отец — наладчик на металлургическом комбинате, мама — врач. В 1968-м родители переехали в Липецк, где шло строительство прокатного стана-2000. В 1980 году окончил школу с математическим уклоном.
Когда-то мечтал стать летчиком или моряком, но из-за зрения путь туда оказался закрыт, хотя интерес к морю и небу остался. По совету отца для продолжения образования выбрал Московский энергетический институт. При выборе между атомной, тепловой и гидроэлектроэнергетикой остановился на последней. С друзьями мечтали, что будем работать на ГЭС, купим лодки, станем рыбачить, ходить в походы.
В студенческие годы за пять с половиной лет я только в одном семестре не получал стипендию, а последние два года была даже повышенная — 46 рублей. Приходилось подрабатывать грузчиком на хлебозаводе, в магазине, дважды неплохо заработал в стройотряде.
Успевали и отдыхать. Ходили в походы, на рыбалку, сплавлялись на байдарках. Тогда попасть в популярные театры Ленком, Вахтангова, Таганку было очень трудно. Билеты в свободную продажу по­ступали в определенные дни. Именно тогда мы ходили “ломаться” за билеты. Чаще всего нашими соперниками становились бауманцы, чей институт располагался неподалеку. Собирались командами и толкались, кто кого оттеснит от заветного окошечка. Покупали сразу на несколько спектаклей на весь месяц.
Я поступал в МЭИ в год московской Олимпиады. Тогда построили прекрасные спортивные сооружения, и я нередко ходил на плавание, которым занимался с детства. Видел, как на моих глазах знаменитый Владимир Сальников в матче СССР — ГДР установил два мировых рекорда. Сам я немного недотянул до звания кандидата в мастера спорта: на дистанции 1500 метров не хватило до норматива 12 секунд.
В 1986 году окончил МЭИ. Позже еще немало довелось учиться. В 2004-м окончил университет управления по специальности “Управление энергетическими компаниями в рыночной экономике”, в 2011-м — академию народного хозяйства и госслужбы при Президенте России.
— Куда попали по распределению?
— На четвертом курсе женился, появилась дочь, поэтому распределение выбирал туда, где обеспечивали молодых специалистов жильем. Отправились в распоряжение “Пермэнерго”, там обещали в течение полугода дать квартиру.
Жили в поселке Широковском, где была ГЭС на два гидроагрегата по 14 мегаватт, построенная в 1948 году. Приехали в апреле, а в июне уже заселились в квартиру. Через год перевели в Пермь на Камскую ГЭС, где мы проработали 18 лет. Начинал с должности инженера по ремонту, а увольнялся заместителем главного инженера по эксплуатации.
В 2005-м меня пригласили в Москву в УК “ГидроОГК”, где возглавил техническую инспекцию компании. После реформирования РАО ЕЭС образовалась компания “РусГидро”.
— Вы проводили технический аудит многих гидроэлектростанций. Каково их состояние?
— Большинство станций, на которые я ездил, старые. Уже в начале 2000-х годов началась рекон­струкция, прежде всего турбинного оборудования, генераторов, распределительных устройств, релейной защиты.
На Чебоксарской ГЭС темпы модернизации наращиваются из года в год. В 2012-м финансирование программы перевалило за 1 миллиард рублей, притом что в прошлом году эта цифра была суще­ственно меньше, около 700 миллионов. С этого года будут по­ступать достаточно большие объемы средств, поскольку продолжаем реконструкцию турбин, систем возбуждения, генераторных выключателей. С 2014 года приступим к замене генераторов, оборудования ОРУ сначала 220 кВ, потом 500 кВ.
— Вы уже через несколько дней после страшной аварии на Саяно-Шушенской ГЭС побывали на месте ЧП.
— Авария произошла 17 августа 2009 года, я туда приехал 26-го. Руководство “РусГидро” приняло решение, чтобы главные инженеры всех филиалов своими глазами увидели последствия той страшной аварии. Кроме того, нашей группе дали конкретное задание оценить, какое оборудование может быть восстановлено, а что утрачено безвозвратно.
Картина была ужасная, как будто ураганом все смело. Представьте, у нас напор 12 метров, а на Саяно-Шушенской ГЭС — 200, у нас в проточной камере давление 1,5 атмосферы, там — 20. Страшная сила вырвалась из-под контроля.
Эта авария заставила задуматься, так же как Чернобыль в свое время, о том, что некоторым техническим аспектам уделялось недостаточно внимания. После этого сразу начались технические проверки всех станций Ростехнадзором. В сентябре 2009-го нашу ГЭС целый месяц проверяли.
Результатом анализа причин и последствий катастрофы в Саянах стало, в частности, предписание “РусГидро” для всех филиалов. В соответствии с ним провели дефектоскопию крепежа проточной части турбины. У нас абсолютно никаких дефектов не обнаружено.
Введен в эксплуатацию независимый источник электроснабжения. Это дизель-генераторная установка мощностью 600 кВт, которая может обеспечить электроэнергией аварийные работы, даже если выйдут из строя все гидроагрегаты и ГЭС погрузится во мрак. С ее помощью можно запустить гидроагрегат, чтобы получить энергию для собственных нужд. Либо оживить один из кранов, чтобы поднять затворы на водосбросах и не дать переполниться водохранилищу. Дизель-генератор поможет поддерживать системы жизнеобеспечения ОРУ. Кроме того, бытовые помещения выведены с отметок, где возможно затопление.
Серьезно изменились требования к проектированию, организации ремонта, эксплуатации станции.
— Чем сибирякам помогли специалисты Чебоксарской ГЭС?
— Туда ездили наши инженеры, бригады дочерних компаний “РусГидро” — ОАО “Турборемонт-ВКК”, “Электроремонт-ВКК”. Занимались демонтажом поврежденного и восстановлением неповрежденного оборудования, сборкой нового. Релейщики налаживали приборы, которые можно было еще использовать. При таком большом наплыве людей важными стали вопросы недопущения несчастных случаев, обеспечения безопасности работ на производственной площадке. Инженеры составляли требования на покупку нового оборудования. Кадровики занимались помощью родственникам погибших.
— Модернизация идет на многих ГЭС. На Чебоксарской есть какие-то особенности?
— Модернизация в целом идет по общим схемам на всех ГЭС. Различия в том, что имеются определенные виды оборудования, требующие первоочередного обновления. У нас, например, остро встал вопрос — вернуть турбинам поворотно-лопастный режим работы. При этом повысится КПД агрегатов, и мы будем получать электроэнергии на 6 процентов больше.
Поставлена задача, чтобы к 2025 году на станциях Волжско-Камского каскада не осталось оборудования, исчерпавшего нормативный срок эксплуатации.
— В Нижнем Новгороде упорно протестуют против подъема уровня водохранилища и даже выдвигают требование на один-два метра его понизить.
— Минимальный напор, то есть перепад высот между верхним и нижним бьефом, разрешенный заводом-изготовителем турбин, 6,5 метра. При снижении напора ниже разрешенного мы будем вынуждены остановить агрегаты, прекратить производство электроэнергии и всю воду пропускать через водосбросы.
Нам очень важно быстрее определиться, на какой отметке будет работать станция. Под 68-ю у нас все готово, под нее и идет нынешняя модернизация. Под 63-ю отметку ее нужно вести по-другому. Понижать — это третий вариант реконструкции.
У нас же ныне абсурдная ситуация: ГЭС построена, а с уровнем не определились, и, кстати, до сих пор станция не принята госкомиссией в промышленную эксплуатацию.
— Что надо будет сделать на ГЭС, если примут решение о подъеме уровня водохранилища?
— Все гидротехнические сооружения сделаны под 68-ю отметку. Когда прекратилось финансирование строительства ГЭС, осталась невыполненной система для перевода гидроагрегатов в режим син­хронного компенсатора. Не сделано затворохранилище.
Если поднять уровень, то ремонт­ные заграждения верхнего бьефа окажутся в воде и будут подвергаться коррозии, замораживанию зимой. Необходимо исследовать работоспособность дренажа земляной плотины при новой отметке, сделать противофильтрационную защиту стенок машинного зала с верхнего бьефа.
По проекту предполагалось на левом берегу по­строить цех антикоррозийной обработки гидромеханического оборудования. Пока трудно сказать, понадобится ли он.
— В чем суть экологической политики?
— Как и все предприятия, мы занимаемся вопросами энергоэффективности. Нам установлен норматив собственного потребления электроэнергии. Мы также должны с меньшими затратами воды получить больше электроэнергии. Серьезно снизить удельный расход воды на производ­ство электроэнергии поможет перевод турбин из пропеллерного в поворотно-лопастный режим, когда лопасти турбины занимают наиболее выгодное положение по отношению к потоку воды, повышая КПД.
У нас впервые в стране были применены экологически чистые турбины. Из наших рабочих колес невозможно попадание масла в реку. Чтобы этого не произо­шло даже при ремонте турбин, всю воду из помещений собираем в дренажные канавы и сбрасываем в нижний бьеф после очистки на полиуретановых фильтрах.
Мы реконструируем очистные сооружения, заменяем фильтры на более со­временные. Все стоки, даже поверхностные, после завершения строительства в 2014 году будут очищаться.
— Чем занимаетесь в свободное время?
— Увлекаюсь горными лыжами. Однажды в Пермской области покатался со склонов, и мне очень понравилось. Теперь освоил склон в Чебоксарах возле ТЭЦ-1, иногда езжу в Казань.

Летом катаюсь на роликовых коньках. В районе залива шикарный асфальт для этого.
Очень люблю ездить на машине. Управление автомобилем отвлекает от проблем и доставляет большое удовольствие. Есть садовый участок, но, если честно, к земле я равнодушен.
— ...а ваши домочадцы?
— С женой много лет вместе трудились на гидроэлектростанциях, она, как и я, инженер-гидроэлектроэнергетик. Сейчас помогает дочери растить внучку. Старшая, Лидия, живет в Перми, она инженер-эколог. Младшая, Маруся, учится в 9-м классе.
 

  • Главный инженер филиала ОАО “РусГидро”  —  “Чебоксарская ГЭС”  Евгений Щегольков. © Фото Валерия Бакланова