С 11 августа будут увеличены штрафы за продажу табачной продукции несовершеннолетним

Другой мир

Как показывает практика, далеко не все можно эффективно делать в удаленном режиме. Фото GettyimagesДругой мир “Грани” — партнер “РГ” Проект “Адаптация”

Как показывает практика, далеко не все можно эффективно делать в удаленном режиме. Фото Gettyimages

Доцент Института общественных наук  РАНХиГС, кандидат экономических наук Николай Кульбака.Другой мир “Грани” — партнер “РГ” Проект “Адаптация”

Доцент Института общественных наук РАНХиГС, кандидат экономических наук Николай Кульбака.


0

Пандемия коронавируса вносит изменения в нашу жизнь, хотим мы того или нет. Причем многие перемены еще впереди. Могут измениться самые разные стороны нашей жизни: способ производства, рынок труда, политические системы, технологический уклад, бытовая среда. “Российская газета” обсудила это с доцентом Института общественных наук РАНХиГС, кандидатом экономических наук Николаем Кульбака.

Заметные процессы
— Какова, на ваш взгляд, вероятность, что кризис, вызванный пандемией, даст старт четвертой промышленной революции, которая сильно изменит нашу жизнь?

— Едва ли мы увидим быстрые и заметные изменения, кроме тех, которые имеют активную предысторию. Все новые процессы, как правило, возникают до кризиса, но именно кризис приводит к тому, что они становятся заметными. Масштаб изменений мы можем понять, опираясь на размеры кризиса. Чем кризис сильнее и дольше, тем сильнее будут его последствия.
— Насколько кризис ускорит те процессы, которые уже идут? Например, процесс автоматизации производства или переход на удаленную работу к 2025 году станут более масштабными, чем было бы при консервативном развитии?
— Эпидемия подстегнет переход к автоматическому производству. Все-таки далеко не все можно эффективно делать в удаленном режиме. Например, без личных встреч невозможны серьезные переговоры, а дизайнеру, сидящему дома, трудно удержаться от попытки найти заказ на стороне. Есть и еще один аспект домашней работы. Те сотрудники, что останутся дома, будут выключены из процесса взаимодействия. Лишний раз их не будут дергать, какие-то вопросы будут решать без них, а потом и вовсе могут без них обойтись. Работник, работающий из дома, ничем по сути своей не будет отличаться от давно известного фрилансера. Не всем это понравится, и многие работники предпочтут удаленной работе понятный и надежный офис. Тем не менее опыт удаленной работы бизнесом получен, иногда он положителен, иногда нет. Его проанализируют, и там, где можно, онлайн быстро внедрится. А там, где он показал свою неэффективность, бизнес быстро вернется к обычной схеме работы.

Автоматизация
— Можно ли ожидать более скорой и более масштабной отмены ручного труда?
— Ручной труд будет исчезать там, где его замена экономически оправдана. Сильнее всего сократятся рабочие места квалифицированных рабочих и мелких служащих, поскольку их труд легко автоматизируется. Ручной неквалифицированный труд пострадает намного меньше. Создание и внедрение сложных механизмов там, где можно что-то сделать руками, экономически нецелесообразно. А вот сотрудникам офисов и банковским клеркам придется уступить свое место машинам, как и операторам высокоточных станков, которые войдут в состав больших роботизированных комплексов. Произойдет это, конечно, не за один год, но в течение двух-трех лет изменения станут весьма заметны. Россия здесь очень мало отстает от мировых тенденций.
— Вряд ли роботизация отменит разом все рутинные, стандартные операции, но процесс ускорится и здесь. Как это скажется на рынке рабочей силы?
— Будет быстро сокращаться спрос на две самые распространенные в России профессии — продавцы и водители. Увеличится спрос на работников интеллектуального труда, тех, кто сможет сочетать креативный труд с прекрасным знанием современных информационных технологий. Постепенно будут автоматизироваться все операции человек-техника. Самыми востребованными будут профессии человек-человек и человек-техника-человек. Воспитатели и психологи никуда не денутся, останутся сантехники и электрики.
— Какие сектора экономики после кризиса получат развитие, а какие в силу тех же причин начнут стагнировать?
— Однозначное развитие получит онлайн-бизнес: торговля через Интернет, коммуникационные сервисы, такие как Zoom или Skypе. Будут развиваться информационные технологии. Возможно, появятся какие-то новые отрасли на стыке существующих. В конце концов, смартфоны, изменившие лицо современного мира, представляют собой соединение двух уже существовавших на тот момент технологий — телефон плюс персональный компьютер. Я прогнозирую объединение возможностей смартфона с медицинскими услугами и развитием биотехнологий.

Потребительские привычки
— Перейдет ли теперь вся торговля в онлайн?

— Эпидемия коронавируса заставила многих людей перейти на онлайн-заказы, и оказалось, что ничего страшного в этом нет. Конечно, удовольствие от посещения торгового центра, возможности выбора одежды вживую никуда не денется, но это станет более редким явлением, чем до кризиса. Естественно, что переход к выбору товаров в сети изменит потребительские привычки. Люди, заказывающие товары в интернет-магазинах, обычно более смелы в выборе цветов и фасонов одежды, но и доля возвратов в онлайн-торговле намного больше, чем при обычном походе в магазин.
— Готова ли индустрия киберзащиты к новым вызовам?
— Чем теснее мы общаемся с другими людьми, чем большим объемом информации мы с ними делимся, тем более уязвимыми мы будем для нападения. Да, риски потери информации существуют, как и риски взлома информационных систем. И это та цена, которую мы будем платить за возможность общаться с людьми на другом краю Земли, за возможность слушать музыку, сыгранную только что за тысячи километров, за возможность заказать билет на самолет, не вставая с дивана.

Труд по-новому
— Как скоро появятся новые модели организации труда?

— С одной стороны, растет тенденция к увеличению доли удаленной работы, с другой стороны, сокращение спроса на офисную площадь приведет к снижению арендных ставок. А это позволит части компаний расширить свои офисы. Возможно, в ближайшем будущем в некоторых отраслях наличие собственного офиса будет говорить о статусе компании. 
— Как изменится роль руководителя при удаленной работе? И что станет с таким понятием, как “харизматичный лидер”?
— Конечно, это одна из причин сложности с внедрением удаленной работы. Однако здесь нет почти ничего нового. Если компания создает филиал или удаленный отдел в другом городе, если создается широкая партнерская сеть, то контроль над его деятельностью будет всегда затруднен, даже при наличии компьютерных сетей. Увеличивая свое проникновение на рынки, расширяя свою производственную или сбытовую сеть, любая компания сталкивается с потерей управляемости. Это всегда выбор между скоростью развития компании и ее прибыльностью. И никакой харизматичный лидер эту ситуацию не исправит. Так что при работе онлайн, если вы хотите получить хорошего удаленного работника, извольте его хорошо мотивировать. Но и сейчас в бизнесе на одной харизме без эффективности и стратегии никуда не уедешь.

Роль государства
— Когда кризис закончится, мир станет, на ваш взгляд, менее открытым, менее либеральным?

— На протяжении всей истории человечества не было ни одного примера, когда бы страна выигрывала от закрытия своей экономики. Мир просто обречен на открытость. Выиграть можно только за счет расширения рынка. Если товары твоей фирмы продаются лишь в своей стране, ты не сможешь получить тех денег, которые принесет торговля в нескольких странах. Значит, потребуются и открытые границы, и общие правила торговли и ведения бизнеса. Коронавирус никак это не изменит. Добавятся лишь затраты на торговлю. Значит, их будут снижать в другом месте, но торговля никуда не денется.
— Как изменится роль государства? Можно ли ожидать, что усилятся его социальные функции?
— Когда кризис закончится, а эпидемия отступит, в большинстве стран будет проведена ревизия социального блока. Будет проанализирована эффективность медицины и образования, социальных служб и пенсионного обеспечения. Скорее всего, усиление социальных функций произойдет не во всех государствах, но везде пройдут реформы, меняющие модели управления социальной сферой. Идеальной модели такого управления не существует. Каждая страна будет делать свои выводы. Кто-то будет увеличивать расходы на медицину, кто-то, возможно, их даже сократит. В конце концов, в каждом государстве есть свои политики, свои избиратели, и именно им решать, как реформировать их государство.


“Российская газета” — Федеральный выпуск № 126 (8180)

 

Публикация материала осуществлена в рамках проекта “Адаптация” — общероссийского журналистского проекта эпохи пандемии коронавируса. Каждая из публикаций может быть свободно перепечатана другими участниками проекта, благодаря чему к мнениям, теориям, прогнозам и советам экспертов из разных регионов смогут прислушаться читатели, слушатели и зрители всей России.

 

  • Как показывает практика, далеко не все можно эффективно делать в удаленном режиме. Фото Gettyimages
  • Доцент Института общественных наук  РАНХиГС, кандидат экономических наук Николай Кульбака.