С 11 августа будут увеличены штрафы за продажу табачной продукции несовершеннолетним

Банкротство — горькое лекарство

начальник отдела Управления Росреестра по ЧР Алексей Рафиков.Банкротство — горькое лекарство Из первых уст банкротство

начальник отдела Управления Росреестра по ЧР Алексей Рафиков.


0

В Чувашской Республике в стадии банкротства находятся более 320 предприятий: от мелких частных организаций до крупных производ­ственных. От разорения их могли бы спасти инвестиционные вливания или старания арбитражных управляющих. Но, как правило, с завершением процедуры банкротства заканчивается и деятельность предприятия. Люди остаются без работы, кредиторы с непогашенными долгами.
Как становятся банкротами и можно ли этого избежать, рассказал начальник отдела Управления Росреестра по ЧР Алексей Рафиков.

— Алексей Евгеньевич, насколько актуальна тема банкротства в Чувашии?
— Банкротство непременный спутник рыночной конкурентной экономики. Кто-то успешно развивается, а кого-то постигает крах. Говорить о том, что в нашей республике эта тема особенно актуальна, я бы не стал. Но ситуация действительно несколько изменилась после кризиса 2008 года.
— Какой след оставил в республике экономический кризис?
— В период экономического кризиса у нас более половины строительной индустрии рухнуло, по­страдали дорожные фирмы, задета текстильная промышленность, торговля, малые предприниматели. Сейчас идет волна таких дел в арбитражных судах. Дела сложные, ведь во многих случаях имущество у должников находится в залоге у кредитных организаций. В конечном итоге все переходит банку и на погашение долгов кредиторам, по зарплате работникам ничего не остается.
Если же сравнивать цифры, то смотрите сами: начало 2009 года — 176, 2010-го — 277, 2011-го — 317 предприятий-банкротов.
— Как понять, что предприятию грозит банкротство?
— Банкротство — это механизм оздоровления экономики, очищения рыночного пространства от предприятий, неспособных исполнять свои обязательства перед парт­нерами. Первый его признак — появление в арбитражном суде исков о взыскании долгов. Здесь еще есть надежда на положительный исход дела. Зачастую руководители начинают “суетиться”, находят день­ги и погашают долги. Предприятие продолжает работать.
Второй и самый верный — это когда в суд подаются заявления о признании предприятия-должника банкротом. Банкротство на практике это своего рода похороны предприятия.
— Для чего же тогда нужны арбитражные управляющие, ведь их задача оздоровление предприятия?
— Изначально если долг предприятия превысил стоимость имущества, то руководству необходимо предпринимать активные дей­ствия. Как минимум обратиться к юристам, не дожидаясь обращения в суд банков и кредиторов. Банкрот может сам выбрать себе арбитражного управляющего или его назначат из членов саморегулируемой организации, которую указал кредитор-заявитель.
Арбитражный управляющий появляется на предприятии уже при самой первой процедуре банкрот­ства — наблюдении (всего их пять). Он проводит финансовый анализ, выявляет жизнеспособность предприятия. Выясняет, можно ли вывести его из стадии банкротства. Он, как врач, должен поставить точный диагноз больному — выживет его подопечный или нет.
Затем, если имеются возможности спасти предприятие, начинается внешнее управление либо финансовое оздоровление, когда арбитражный управляющий разрабатывает меры по выводу из кризиса и план по погашению кредиторской задолженности. Но это бывает крайне редко.
Чаще всего сразу же наступает конкурсное производство — это завершающая стадия. Здесь задача арбитражного управляющего максимально выплатить долги согласно очередности. В первую очередь деньги должны пойти на уплату требований граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, моральный вред. Суммы, как правило, здесь маленькие. Вторая очередь — это выплата заработной платы. Суммы могут достигать десятки миллионов.
Есть еще внеочередные текущие расходы, коммунальные платежи, вознаграждение арбитражным управляющим.
— Арбитражные управляющие, работающие в нашей республике, жители Чувашии или приезжие?
— В основном у нас работают жители Чувашии, но есть и москвичи, нижегородцы, ульяновцы. Новочебоксарскую макаронную фабрику “Россиянка”, к примеру, ведет самарец. Это не очень удобно. Ведь часто для того, чтобы кредиторам ознакомиться с материалами собрания, нужно выезжать в тот город, где живет арбитражный управляющий.
— Сколько может длиться процедура банкротства, чтобы работникам предприятия знать, когда смогут дождаться возвращения долгов по зарплате?
— По закону шесть месяцев, но, к примеру, по одному информационно-развлекательному учреждению процедура длится уже четыре года. Есть случай банкрот­ства в течение почти семи лет. Арбитражный управляющий ходит по судам, ищет имуще­ство, он в этом заинтересован. Один завод, например, находится в банкротстве с 2009 года. Вторая очередь (зарплата) еще даже не погашена, а там долг на 28 миллионов. Кредиторы никак не могут решить, как продавать имущество. Поэтому сказать, сколько может длиться этот процесс, очень трудно.
— Что посоветуете руководителям предприятий, которым грозит банкротство, арбитражным управляющим и работникам предприятий-банкротов?
— Руководителям предприятий я бы посоветовал не прятать имущество, потому что закон о банкротстве в новой редакции дает арбитражным управляющим право на оспаривание любых подозрительных сделок за последние три года. При этом “наградой” такому нечестному руководителю будет уголовное наказание, таких случаев уже немало.
Арбитражным управляющим — не забывать, что они олицетворение беспристрастности и справедливости, честные слуги кредиторов.
Работникам предприятий я бы посоветовал сохранять выдержку и терпение. В большинстве случаев банкротство заканчивается погашением долгов по зарплате. Это лишь вопрос времени.

  • начальник отдела Управления Росреестра по ЧР Алексей Рафиков.