Конкурс

Общение с пациентами — дело тонкое

18

 Известно, что наша жизнь складывается из мелочей. Бывает достаточно одного неосторожного слова, непродуманной организации труда специалистов, чтобы надолго испортилось настроение или повысилось давление. Январская почта полосы “Ваш пульс” тому подтверждение. 


Уже не один год тянется история, связанная с обслуживанием в МСЧ № 29 бывших работников “Химпрома”. Вышедшие на заслуженный отдых химики продолжают настаивать на том, чтобы за их здоровьем после прекращения трудовой деятельности на предприятии продолжали наблюдать врачи этого лечебного учреждения.
“Неужели нельзя организовать прием больных пенсионеров “Химпрома” врачами МСЧ № 29 независимо от места дальнейшей работы?” — вопрошает в письме в редакцию Владимир Блохинцев, отдавший “Химпрому” 36 лет. 
Что же вынудило его поставить вопрос таким образом? “В январе я перенес инсульт, лечился в стационаре горбольницы, — продолжает горожанин. — Там окулист обнаружил у меня развивающуюся катаракту правого глаза, посоветовал после выписки обратиться к офтальмологу.
И начались мои неприятности. В МСЧ № 29 мне в приеме отказали, так как работаю в ОАО “Гидромеханизация”. Попасть на прием к окулисту городской поликлиники целая проблема. Запись производят раз в неделю по средам, поэтому больные отправляются в больницу задолго до начала движения городского транспорта и стоят на улице в ожидании открытия лечебного учреждения. В 8 часов талонов уже нет. Достаются они, конечно, далеко не всем”.
Приводить подробный ответ начальника МСЧ № 29 Н.Драгуновой на редакционный запрос не будем: список тех, кого обслуживают в медсанчасти, мы публиковали не раз. Сиди В.Блохинцев дома, смотришь, приняли бы его в медсанчасти, так как “работники ОАО “Химпром”, вышедшие на пенсию, имеющие трудовой стаж в ОАО “Химпром” не менее 20 лет” право обслуживания в МСЧ № 29 сохраняют за собой. А работающий пенсионер лечиться должен по месту жительства. 
Что касается приема у окулиста, то в ответе начальника отдела здравоохранения, физической культуры и спорта администрации Новочебоксарска Л.Шкуро написано: “На сегодня из пяти врачей-окулистов, которые должны вести амбулаторный прием, работают двое: по одному в поликлинике № 1 и № 2. Два врача находятся на учебе, один — в отпуске по уходу за ребенком. К концу февраля в поликлиниках города прием врачей-окулистов будет осуществляться в полном объеме”. Складывается впечатление, что нехватка окулистов — проблема с бородой. Она периодически возникает, ее решают, и сейчас мы наблюдаем новый виток.
МСЧ № 29 фигурирует и в следующем письме. В нем жалоба на организацию работы другого специалиста. “Два раза в неделю, в понедельник и четверг с 15.00 до 18.00, в кабинете № 107 поликлиники МСЧ № 29 принимает онколог: работники “Химпрома” проходят проф­осмотр, — читаем в нем. — И всегда у кабинета толпа. 5 февраля я пришла на прием в 13.00. Простояла больше двух часов. Когда уходила, в очереди оставались еще человек 30. О каком качестве осмотра в таких условиях можно говорить? И нельзя ли наладить работу так, чтобы не было толкучки и нервотрепки?”.
“С началом периодических и углубленных медицинских осмотров в 2009 году нагрузка на врача-онколога МСЧ № 29 увеличилась, и прием работников ОАО “Химпром” организован с 14.00 до 19.00 по понедельникам и четвергам, дополнительно по субботам с 8.00 до 12.00, — отвечает Н.Драгунова. — Прием ведет квалифицированный врач высшей категории. Отказов пациентам и случаев недобросовестной работы не было”. 
А вот обращение в редакцию Михаила Николаева. Хирург МСЧ № 29 после полученной травмы назначил ему внутримышечно по два укола в день. Поскольку в субботу процедурный кабинет работает только в утреннее время, больной решил обратиться на станцию скорой помощи. “От моего дома до нее около двух километров, — рассказывает он. — Прошел это расстояние пешком, так как туда общественный транспорт не ходит. При себе были шприц, лекарство, вата и медицинский спирт. На мою просьбу сделать укол две мед­работницы ответили: “Мы такие уколы не делаем. Вызовите на дом врача, оплатите”. С “первопроходцем” химкомбината, отдавшим производству 34 года, с ветераном труда и пожилым человеком общались грубо. Представить себе не мог, что такое возможно”. 
Общение с больными — дело тонкое. И выступать судьей в такой ситуации сложно: каждая сторона, естественно, считает себя правой. Если апеллировать к клятве Гиппократа, то мед­работники вроде бы должны сделать укол, раз к ним обратились за помощью. Но ведь у каждого медика есть еще и функциональные обязанности. “В соответствии с приказом МЗиСР РФ № 179 от 1 ноября 2004 года “Порядок оказания скорой медицинской помощи” (п. 2, 6), — говорит заведующая отделением скорой помощи горбольницы Эльвира Кошкина, — скорая медицинская помощь оказывается гражданам при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства: при несчастных случаях, травмах, отравлениях, осложнениях беременности и родах, внезапных заболеваниях... Словом, когда имеется угроза здоровью или жизни граждан. Ситуация с больным М.Николаевым таковой не являлась”.
Светлана ИСАЕВА.