Репетитор, изостудия, школьные кружки: как вернуть часть денег, потраченных на обучение?

Где лес и дол видений полны...

8

Заслуженный художник ЧР Виктор Бритвин родился в столице Чувашии в 1955 году. После школы окончил Чебоксарское художественное училище. Через несколько лет вернулся в это же учебное заведение с дипломом Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Репина и вот уже почти четверть века преподает в нем специальные дисциплины (“Рисунок”, “Живопись”, “Композиция”).
А еще В.Бритвин известен как талантливый иллюстратор книг. Об этом мы и поговорили. Встреча состоялась у художника дома, в его рабочем кабинете.

Здесь из-под пера заслуженного художника ЧР Виктора Бритвина выходят принцессы, драконы и рыцари.  Фото Валерия Бакланова. 
 

В таком варианте обложки книга увидела свет...Чебоксарский клуб “Мюнхгаузен” принял В.Бритвина в свои члены за серию иллюстраций, посвященных приключениям самого правдивого человека на Земле. 

— Виктор Глебович, помните, как все начиналось?
— В 1979 году я еще учился в институте на графическом факультете. Как-то приехал на каникулы домой, в Чувашском книжном издательстве попросили проиллюстрировать сборник сатирических рассказов “Привет вашей бабушке”. Планировалось, что это будет тоненькая книжечка карманного формата, изданная к тому же на дешевой бумаге. Тем не менее я согласился. Интересно было попробовать себя в новом деле.
Примерно в это же время познакомился с главным художественным редактором издательства “Детская литература” Борисом Дехтеревым. Он предложил потрудиться над рисунками к “Сказке о попе и работнике его Балде”. Книга увидела свет в 1980 году.  После этого последовал другой заказ, потом еще... Затем мне снова позвонили из “Детской литературы” и сказали: “Мы будем с вами работать”. Подразумевалось на постоянной основе.
— А с другими издатель­ствами сотрудничали?
— Да, это “Дрофа”, “Со­временник”, “Северо-запад”. Книги с моими рисунками выходили в Кишиневе. Чаще всего сотрудничаю с Чуваш­ским книжным, иногда с Марий­ским книжным или издатель­ско-полиграфиче­ским ком­плексом “Чувашия”.
— Ставят ли вам обязательные условия, например, по содержанию рисунков?
— Нет, в части творчества — абсолютная свобода. Я несколько раз прочитываю произведение, сам выбираю, к каким эпизодам делать рисунки. Обычно это кульминационные моменты либо отрывки текста, которые читателю могут быть непонятны. (Второе больше касается детских книг.) Порой рамки художнику определяет автор. Например, когда подробно описываются внешность и костюм главного героя или место действия.
Сложнее всего иллюстрировать исторические книги. Здесь нужно, чтобы рисунки соответ­ствовали реалиям прошлого. Допустим, работал над книгой “Екатерина Великая”. Одна из иллюстраций: Потемкин и Екатерина II зимой стоят на улице возле кареты. Прежде чем браться за карандаш, пришлось сначала походить по музеям, полистать справочники. Разобраться, какую в ту эпоху носили одежду, уточнить, как выглядела карета, из чего состояла упряжь. Не забыть о геральдических знаках на дверце и трубе дымохода на крыше, ведь зимой кареты отапливались.
Отдельный разговор о батальных сценах. Они должны быть также достоверными, но не жестокими и не кровавыми, особенно в детских книгах. 
— Всегда работаете с вдохновением?
— Иногда попадается дей­ствительно вдохновляющий текст. Однако чаще всего озарение приходит позже, уже во время работы.
Еще когда я только получаю заказ в издательстве, мне обо­значают сроки сдачи материала. Соблюдение их обязательно. Если вдохновение так и не приходит (что случается крайне редко), “выезжаю” на профессионализме, потому материал сдаю всегда вовремя. Кстати, с этим строго во всех издательствах. Дело в том, что издание любой книги — это производ­ственный процесс. Простои оборачиваются финансовыми потерями.
— Количество иллюстраций, разумеется,  тоже оговаривается  заранее...
— Естественно. Сразу же мне сообщают, какого объема будет книга, сколько печатных листов займет текст. Разница отведена под “картинки”. Иногда  их больше, иногда меньше. Случается, что заказывают только обложку оформить. Это особо сложное дело, ведь она должна выражать суть книги, ее содержание. Кроме того, быть броской, привлекательной. Зачастую именно по ней читатель выбирает книгу в магазине или библиотеке.
— Приходилось переделывать рисунки?
— Когда сдаешь серию иллюстраций, существует большая вероятность, что какие-то детали в одной-двух придется поменять.
Однажды в издательстве “Северо-запад” сказали, что необходима другая обложка, мол, серия книг должна быть оформлена в одном стиле.
Бывает, что переделываю что-то по собственной инициативе. В 2003 году оформлял сборник сказок “Тысяча и одна ночь”. Занимался им около восьми месяцев. Сначала сделал обложку в стиле персидской миниатюры, объединяющей сразу несколько сюжетов. Потом показалось, что такой вариант слишком уж привычен. Хотелось сделать не так, как ожидают, а как это видится именно мне. В итоге остановился на такой сценке. Ночь. Дворец. Шахерезада рассказывает своему повелителю сказку.
— Знаю, что выпустили собственную книгу...
— В 2004 году в Чувашском книжном издательстве увидела свет моя сказка “Царевич-голубок”. Она о том, как мальчик проходит путь от ребенка до юноши и мужчины. О возмужании государя во встречах с Судьбой. В книге мне было важно преодолеть стереотип положительного героя, создать настоящий характер. Потому по­старался, чтобы главный герой не выглядел показушным, а его черты не наводили на читателя скуку. Сюжет пересказывать не стану. Кому интересно, найдет книгу и прочитает. Заодно оценит рисунки, их я тоже делал сам.
— Произведения каждого автора требуют особого подхода?
— Разумеется. К современной прозе нужен один подход, к стихам другой, к сказкам — третий. Но даже в рамках одного жанра есть нюансы. Допустим, книги Чуковского стоит “освещать” (от латинского “illustratio” — освещение) иначе, чем Андерсена. Я, например, люблю работать акварелью, но каждый раз вопрос о технике исполнения рисунков решается индивидуально. Имеет также значение, цветные или черно-белые “картинки” планируются в книге.
— Компьютерную графику освоили?
— Конечно. Это один из инструментов современного художника книги. Сейчас для Чуваш­ского книжного издательства на компьютере готовлю иллюстрации к сборнику чувашских народных сказок и легенд. Они уже были изданы в семидесятых-восьмидесятых годах прошлого века. Теперь “Чемень”, “Девушка на луне”, “Улып” выйдут в цвете. Надеюсь, заиграют новыми красками.
— Сколько книг оформили за все годы?
— Около ста двадцати, в основном сказки. Мне нравится ими заниматься. Очевидно, что именно они нуждаются в “картинках”.
— Чьи произведения хотели бы проиллюстрировать, но пока не довелось?
— Наверное, Гофмана. Любую его сказку. Или “Вечера на хуторе близ Диканьки” Гоголя. К данной книге уже делал рисунки, то была моя дипломная работа. Сейчас, по прошествии десятилетий, изобразил бы все совершенно иначе.
— Можно ли увидеть ваши произведения на выставке?
— Что касается книжной графики, то она должна существовать только вместе с книгой. Выставлять такие рисунки отдель­но не вижу смысла: в отрыве от текста они могут быть непонятны зрителю.
Есть у меня и станковая живопись — картины, предназначенные для отдельного созерцания. Новочебоксарцы могли видеть их в 2000 году, тогда выставка состоялась в вашем городе. Позже, в 2005-м,  персональная, приуроченная к моему юбилею, проходила в Чуваш­ском художественном музее. Надеюсь, они состоятся когда-нибудь еще.
— Кроме вас в семье кто-нибудь увлекается живописью?
— Сын Петр окончил художественное училище. Однако потом предпочел живописи психологию. Окончил педуниверситет им. И.Яковлева по выбранной специальности, поступил в аспирантуру. Скоро у него защита кандидатской диссертации. Есть еще внук Павлик, ему два года. А рисует он с удовольствием.
Андрей СЕРГЕЕВ.