Стать дилером завода ООО
Роскачество разъяснило, как выявить телефонного мошенника во время звонка

Больно за мальчишку

11.05.2007 /
11

Я познакомилась с Димой, когда лежала в инфекционном отделении горбольницы с младшей дочкой. Он находился там один. 

Первый день нашего пребывания в инфекционке показался ужасным. Да и откуда было в помещении с обшарпанными стенами  взяться хорошему настроению? Повсюду мерещились микробы. Хотелось домой! На Диму я смотрела настороженно, боясь даже приблизиться к нему из-за его сильного кашля.
Но материнский инстинкт взял свое. Дима очень похож на моего старшего сына и возрастом, и телосложением, и даже немного лицом. Как же было не пожалеть четырехлетнего ребенка, когда он, обливаясь слезами,  держал ватку на месте укола?  Или когда лежал с температурой около 40? Мама к нему не приходила, никто, кроме воспитательницы социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних, где мальчик живет последнее время, не навещал его.
Мне хотелось сделать пребывание Димы в больнице более радостным. Я хвалила его после каждого укола, после каждой таблетки, которые он пил беспрекословно, видимо, уже привык. Мы сделали с ним самолетики из бумаги, и я научила  Диму их запускать. Получилось не сразу, зато потом малыш стал просто отличным “пилотом”. Оказывается, до этого он и не знал, что бывают бумажные самолеты. Когда я выписывалась, он попросил меня сделать их аж десять штук! Перед сном рассказывала Диме сказки, из которых ему знакома была только одна — про репку.
В больнице мне уже приходилось лежать со старшими детьми, но впервые  не хотелось отсюда выписываться. Мы с Димой так подружились, что расставаться было больно. Представляла, как он останется в этой огромной, неуютной палате один, и становилось не по себе. Когда собрала вещи, Дима сказал: “Если вы уйдете, я буду плакать”. Я обняла его, поцеловала и по­скорее ушла, чтобы не расплакаться самой.
Пока ждали машину, которая должна была приехать за нами, мое сердце  рвалось к нему. Я искала предлог, чтобы подняться в палату. Вспомнив, что Дима любит рисовать, решила подарить ему свою ручку и оставить тетрадные листочки.
Войдя в палату, увидела его, сидящего на моей кровати, со слезами на глазах. На этот раз и я сдержаться не смогла, обняла его и поскорее усадила за стол. Чтобы отвлечь, нарисовала ему машинки, себя, его и убежала, пообещав скоро навестить его и принести бананы.
Слово сдержала. В тот же день пришла с гостинцем. И на следующий, и еще через день. А после того, как Диму выписали, пришла к нему в реабилитационный центр, где, поговорив с воспитательницей, узнала подробности его жизни.
Не буду описывать все, скажу только, что у Диминой мамы кроме него еще двое детей. На содержание малышей нет денег, однако она от них не отказывается. В реабилитационном центре решили помочь семье, взяв старшего до устройства в садик к себе. Здесь о Диме заботятся, но мальчишка все равно ждет маму. Вряд ли кто сможет заменить ее. Я лишь постараюсь навещать Диму и вносить хоть по капельке радости в его невеселую жизнь.
Марина АКИМОВА.