Если с крыши вдруг летит ледяной метеорит

А нужно ли знать родной язык?

Екатерина Данилова, Санкт-ПетербургА нужно ли знать родной язык? чувашский язык Моя Держава

Екатерина Данилова, Санкт-Петербург

Сергей Иванов, МоскваА нужно ли знать родной язык? чувашский язык Моя Держава

Сергей Иванов, Москва

Игорь Ананьев, НорвегияА нужно ли знать родной язык? чувашский язык Моя Держава

Игорь Ананьев, Норвегия

Анастасия Ахмерова, УльяновскА нужно ли знать родной язык? чувашский язык Моя Держава

Анастасия Ахмерова, Ульяновск


0

Чувашский язык — язык моих родителей, семьи и моего народа. Это язык, на котором я не стыжусь разговаривать, выражаю свою любовь к родным и месту, где родилась и выросла. Никогда не задавалась вопросом, зачем должна знать свой родной язык. Это, наверное, уже часть меня. Но почему он возникает у современной чувашской молодежи?

 

Знакомый политолог пояснил, что каждый язык — это определенное мировоззрение, то, как народ понимает окружающий мир. Взять, например, выражение “играть на инструменте”. По-русски “играть” значит баловство, что-то несерьезное. По-итальянски дословно говорят “петь на инструменте”, по-чувашски — “говорить на инструменте”. Вот пример того, как три разных народа относятся к процессам воспроизведения живой музыки. Нужно учить свой язык — здесь спрятана культура!
“А нужно ли знать родной язык? И почему?” — с таким вопросом обратилась к людям чувашской национальности, проживающим за пределами родного края. И вот что они ответили.

Екатерина Данилова, Санкт-Петербург:
— Выросла среди носителей языка и с детства интересовалась нашей культурой, но никто не мог научить меня чувашской вышивке, изготовлению национальных украшений. С жадностью самостоятельно впитывала традиции, вслушивалась в песни, говор — это еще хранится в селе. Сейчас пытаюсь освоить остальное.
Зная свой язык, культуру, начинаешь ценить и уважительно относиться к носителям других языков и культур, вообще ко всем. Понимание этого приходит не сразу, и детям пока не объяснить. Но именно мы будем виноваты перед следующим поколением, если не передадим им наш культурный код. Радует, что в клуб чувашского языка, который веду с 2014 года в Санкт-Петербурге, приходят взрослые и говорят, что сожалеют о незнании родного языка, стараются наверстать упущенное.

Сергей Иванов, Москва:
— Помимо любви к мелодичным переливам родной речи ясно осо­знаю, какой ценой досталось нам это наследие. Представляю, как наш народ отстаивал его в лихолетья, в тяжелые годы, спасаясь от нашествий и отстаивая свою свободу и право говорить на родном языке. Можно ли это назвать моральным долгом, актом уважения к своим предкам? Безусловно, да. Забыть свой язык, отказаться от него — легко, попытаться его сберечь, передать детям — могут только сильные люди, чӑнкӑ чӑвашсем.
Чувашский язык должен нести не только коммуникативную, но и аксиологическую функцию — передачу нравственных ценностей. Этого в школе сегодня не происходит, нет уроков доброты, уважения, почитания старших и привития любви к труду. Занятия по чувашскому языку и культуре смогли бы полностью возместить этот компонент.

Игорь Ананьев, Норвегия:
— В Норвегии на чувашском языке говорят многие чуваши. Он немного схож с норвежским, что делает более легким его изучение. Есть слова одинаковые в произношении. Когда норвежцы говорят по-русски, кажется, что у них чувашский акцент. Слово “зал” они произносят как “сал”, а “пике” на норвежском — pike, skole — скуле (шкул). У норвежцев мягкий язык, как чувашский: мало букв г, д, ж, з.

Анастасия Ахмерова, Ульяновск:
— Чувашский язык — наш родной. Язык наших родителей, предков. И кто, если не мы, должен продолжать традиции своего народа и развивать культуру? И знаете, в Ульяновске слышу чувашскую речь чаще, чем в столице Чувашской Республики. Очень жаль. Сегодня больше ценится знание английского, китайского языков. Но разве хуже станет, если будем знать и родной — чувашский?
 

Алина Шишкина
  • Екатерина Данилова, Санкт-Петербург
  • Сергей Иванов, Москва
  • Игорь Ананьев, Норвегия
  • Анастасия Ахмерова, Ульяновск